Всё вокруг народное, всё вокруг моё

Всё вокруг народное, всё вокруг моё

   Этот способ приобретения был широко распространён в СССР именно потому, что государственная идеология чётко гласила: у нас в стране всё – общее. Ну а раз общее, значит, немножко и моё, – думал советский человек. – А мне как раз надо, чего ж не взять? Даже пословица была: «Неси с работы каждый гвоздь – ты здесь хозяин, а не гость»…

   А помните Кота Матроскина? На вопрос Печкина о происхождении посылки, якобы набитой гуталином, ответил примерно так: “Это мой дядя прислал. Он на гуталиновой фабрике работает, у него этого гуталина — ну просто завались…”

   Эта фраза была настолько обыденна, что ни один цензор не заметил ничего недозволенного в этом эпизоде. Этот пример говорит о масштабах явления, фигурантов которого в Советском Союзе не решались даже именовать ворами – для них придумали специальный термин: “несуны”.

Всё вокруг народное, всё вокруг моё

   Боролись с этим явлением начиная с первых лет советской власти и борются с переменным успехом до сих пор, но почему-то всё больше на госслужбе и в ГУП-ах. Капиталист он ведь проще поступает — поймал такого — пинок под зад и телегу в милицию следом. Вот желающих и поубавилось…
   А в 60-е-70-е-80-е цвело дело несунов махровым цветом…

Из воспоминаний Эрнста Неизвестного:

   Устраиваясь на работу, многие рабочие думают в первую очередь о том, можно ли что-нибудь украсть.

Вот что рассказывал Любимов, директор театра на Таганке: им нужен был шофёр; пришёл очень неплохой мужичок, важно обошел весь театр, везде заглядывал, трогал всё руками. Любимов говорит: «Чего ты смотришь, ведь ты хорошую зарплату получишь, работать почти нечего, два-три раза подвезти…» «Нет, – говорит тот, – я здесь не останусь. Украсть здесь нечего!»

 

   Про это даже был снят в 1985 году короткометражный фильм – «В. Давыдов и Голиаф».

 

 

   Честный мальчик по фамилии Давыдов пытался перевоспитать рядового советского несуна с говорящим прозвищем Голиаф.

   По этому поводу было много карикатур в сатирических журналах. С этим явлением пытались бороться, но оно носило столь массовый характер, что борьба не приносила желаемого результата.

   Несунов отдавали под суд – очень редко, правда. Показателен был один случай: на суде женщина, которую судили по этой причине, больше всего расстраивалась из-за того, что попалась. Раскаяния по поводу самого поступка не было.

   Была в этом явлении закономерность: попадались те, кто нёс понемногу, пряча за пазухой. Те же, кто тащил с работы машинами и вагонами – оставался в стороне.

   Крали те, кто товар производил; и те, кто охранял; и те, кто распределял и продавал. Классик позднесоветской сатиры сформулировал чётко: что охраняешь – то и имеешь. Воровали промтовары, мануфактуру, стройматериалы, инструменты, бумагу, скрепки, шпалы и клавиши для роялей. Стройматериалы и сантехнику воровали просто вагонами и составами (а дома рушились оттого, что цемент украден)…  Хозяйственники и администрация воровали даже моющие средства и веники. Воровали даже то, что не нужно – и складывали в сараях.

Всё вокруг народное, всё вокруг моё

   А уж как воровали продукты! Мясо с мясокомбинатов выносили, подвязав в такие места, что и говорить стыдно… А спиртное? С коньячных заводов просто спиртопроводы прокладывали. Выносили в запаянных трубах якобы в процессе ремонта. В резиновых грелках, примотанных к телу. Даже в презервативах.
   Удивительно, как там вообще что-то оставалось…

   О способах воровства ходили всесоюзные легенды. Большой популярностью пользовалась легенда про работника, который каждый день провозил через проходную пустую тачку. Убедившись, что тачка пуста, его пропускали – вот тачками-то он и приторговывал. Ещё очень часто встречалась легенда про маляров, укравших бочку краски – всю дорогу через проходную завода они проводили на земле какую-то «нужную» линию… в другом варианте – красили каждую четвёртую шпалу…

   Каждому, кто помнит те годы, есть что рассказать, явление не обошло никого. Многие рассказывают заветные истории – кто чего с работы «просто так брал».

   Мои небогатые жизненные наблюдения заключаются в трудовом семестре на винзаводе, где по пятницам работницы набирали вино в резиновые грелки и размещали их на своем организме. Я тогда вино не пила, (тем более, что видела как и из чего его делают) – так что сама ничего оттуда не выносила.

Всё вокруг народное, всё вокруг моё

   Ещё я работала на трикотажной фабрике, где фабричные девчонки надевали на себя сразу по пять пар фирменных трикотажных «трусов с рукавами». Тоже не пользовалась… Жизнь в этом плане прошла как-то неинтересно. Но мне как-то не жаль: были другие интересы.

   Воровали даже «в органах». В конце 80-х был один из первых крупных рок-фестивалей, и тогда для работников органов «в штатском» наштамповали целую кучу маек с патлатыми гитаристами. Чтобы, значит, сливались с толпой и контролировали настроения. Так  эти майки работники органов сами и растащили! В результате слились с толпой совершенно и нераздельно…

   Было это раньше, есть это и сейчас. Вот несколько историй советских времен…

… наша бабушка работала в буфете завода, и приносила домой сливочное масло, сахар, вкуснейшие булочки с маком и берлинские пирожные… Булочки с маком до сих пор ассоциируются у меня с детством и уютом.

* * *

… Серёге потребовалось немного жёлтой краски… Ну налил он на ПСС (хоть убейте, не знаю как оно расшифровывается) ведро краски, а как протащить? Проблемка… Решение нашлось быстро…
   Светлым июльским днём к проходной подошёл мужичок с ведром краски и кистью и давай красить проходную… прокрасил часть стенки, прокрасил проходной коридор, вышел через служебный выход, прокрасил до угла и был таков…

Всё вокруг народное, всё вокруг моё

* * *

   Захотелось однажды нашему начальнику цеха вытащить несколько десятков метров провода. А как? А запросто! Стянул он с себя верхнюю одежду, а мы с Саньком обмотали его в несколько слоёв проводом… потом, надев штаны и свитер, он почти ничем не выделялся, разве что ходил странновато — в развалочку. И случай-то заурядный, ну обмотался мужик проводом, такое сплошь и рядом происходит, если бы не происшествие произошедшее уже за пределами цеха… Напали на него во дворе какие-то отморозки и давай пинать, а он голову руками закрыл и ему ПО БАРАБАНУ!!! Он человек — ТАНК! Отлежался, те-то думали, что он уже никакой, а тот вскочил, да ещё и зубы им покрошить успел, здоровый мужик.

* * *

   Провожали мы одного из наших электриков на пенсию. Ну, а что за проводы без бухла? В общем-то, на заводе бухло достать не проблема, но случился и тут прикол с нашей “таможней”.  Валера поспорил с мужиками ,что внаглую пронесёт через таможню три бутылки водки… Как? А просто! Сыграл на чувствах вахтёрш. Сделав лыбу посчастливей, понесся пулей на проходную…
— Где пропуск? Рабочий день ещё не закончился! Ты куда это собрался?
— За водкой!!!
— Ка…к (вахтёрша от такого заявления аж поперхнулась)
— У МЕНЯ СЫН РОДИЛСЯ!!! Я СТАВЛЮ!!! УРААААААААА!!!
— Ой прааавда!!! Какое счастье!!! А как назвали??? Ну иди, тока быстро… пока никто не видит… А с обратной дорогой проблем не возникло, вахтёрша на три бутылки водки даже не посмотрела…

* * *

   Я тоже немного отличился. Натащил с завода всякую мелочёвку… Изоленты мотков десять, лампочек десяток, провода пару десятков метров и двустороннего фольгированного текстолита с квадратный метр. Особое палево было когда я в последний день, вместе с вещами и личным инструментом выносил с завода дофига разной мелочёвки. У меня и у Коляна были огромные баулы :))))))))))))) Нас начали шмонать, а у меня на дне, под спецовками куча всякой фигни была… Палево. Но начали с Кольки, а он был чист, а я отмазался тем, что пакет сейчас лопнет если его шевелить, а замену они мне явно не дадут. В общем нас отпустили.

Всё вокруг народное, всё вокруг моё

* * *

   Был ещё один дурачок, с нашей группы, который попалился на том, что выносил алюминиевую пластину толщиной в 10 мм и размером с книгу запрятав её под ремень брюк. Дык этого придурка так мандражило, что он спалился в момент. Дилетант. Я бы на дно мешка положил, под спецовку, туда бы никто и не глянул. А так он был с позором отчислен из технаря.

* * *

   Было мне тогда лет 12. Был я не самым сильным и здоровым ребёнком, да и сейчас, впрочем, не Шварцнеггер. Рядом с домом, где я жил с матерью, вовсю велось строительство. Дом новый строили. И вот мать как-то просит меня сходить на стройку и наколупать там немного цемента — щель какую-то в стене заделать надо было. Я взял ведро. Здоровое, 12-ти — литровое.
   Нужна была всего горсть цемента, но я взял ведро зачем-то. В общем, прихожу на стройку средь бела дня, стою, смотрю по сторонам, раздумывая где цемент-то взять. Вдруг подходит ко мне дядька — строитель. Че, мол, стоишь тут, с ведром? Ну я, кротко так, да вот мама попросила немного цемента набрать. Сам думаю — обматерит и прогонит.
   А он берёт у меня ведро, и ведёт к здоровенному баку. Открывает затвор внизу бака и оттуда насыпает полное ведро цемента, с горкой. Потом смотрит на меня, на ведро и так озабоченно спрашивает: “Допрёшь?”.
   Потом растекается в улыбке, хлопает меня по плечу и, уже уверенно: “Допрешь. Сп%здил — значит допрёшь”. Допёр .

Всё вокруг народное, всё вокруг моё

* * *

   … А наша мама работала воспитателем в детском садике! И в трудное время это выручало всю семью. Воспитатели забирали домой оставшиеся от обедов и полдников печенья, булочки, картофельное пюре, макароны с сыром, запеканки… А компот мы допивали прямо в саду, приходя вечером к маме в группу.
   … Нет, детки в группе не оставались голодными! Просто, если детки плохо кушали – им можно было положить по полпорции…

* * *

   Мама работала в больнице медсестрой. Лет до 16 я понятия не имела, сколько стоят те или иные таблетки, вата, прокладки, гематоген, и что спирт у простых людей не стоит на полочке литровыми бутылками, как у нас. Да, приносила с работы. Выписывалось на отделение, оставалось, медсестры делили между собой. Пачку какого-нибудь бисептола так можно было просто на складе взять – там работала подруга. Но это не означает, что больным таблеток не додавали, или попу после укола менее интенсивно спиртом мазали.

Всё вокруг народное, всё вокруг моё

   Они не воровали, неееет – они ПРОСТО БРАЛИ. Такой локальный коммунизм. Родственники больных (я думаю, тут многим есть что сказать на эту тему) в больницу мешками тащили и вату, и капельницы, и шприцы, и вообще ВСЁ, а они «просто так на складе брали» и теперь на голубом глазу радуются – «это феномен культуры такой советский». «Так принято было – нести что-то домой с работы» – мило объясняет девушка с честными глазами.

   Мило так, уютненько, а главное – невинно. И тихенько так делается подмена понятий – вроде как брали-то они себе только ненужное, недоеденное… Просто-таки с тарелок соскребали. Да только кто этому поверит? У кого из тех, кто помнит совок, не было знакомых, работавших в общепите или в детских заведениях, которые тащили домой масло – кубами, яйца – лотками, мясо – килограммами? Да у всех были…

   Конечно, всегда были и есть те, кто не воровал. И очень хорошо, что они есть. И будут. Я знаю, что они были, и будут, и если, дорогой читатель, это как раз случайно твои родители – не спеши писать об этом комментарий. Мы и так их уважаем, но орденов за то, что кто-то просто не крал – я не раздаю. Избавьте нас от перечисления этих достойных людей. Точнее говоря – людей НОРМАЛЬНЫХ, которые смогли остаться нормальными среди повального воровства…

Всё вокруг народное, всё вокруг моё

“Тебя посодют, а ты – не воруй!”

Оцените статью