Все решаемо. Было бы желание.

Политика

Все решаемо. Было бы желание.

Мы тут в СерпомПо случайно перепутали:
«Денег нет, но вы держитесь» — © Медведев и
«Денег мало» — © Алексашенко из последнего выпуска его ютьюб-канала «Хотим как в Норвегии!».

Рассуждения с огромным числом цифр показались нам странными. Вообще когда экономист заваливает вас цифрами — он лукавит: либо что-то сам не понимает, либо сознательно путает вас.

Основной пафос рассуждений Алексашенко — как в Норвегии не получится, потому что у них суверенного фонда ($1,15 трлн) хватит на выплаты по $2 тыс./мес каждому норвежцу в течение 8,5 лет. А у нас нашего ФНБ (7,5 трлн р.) — по 20 тыс.р. на 2,5 мес. Короче — мало накопили. Надо было копить больше…

Это все полная туфта. И вот почему.

Прежде всего, средств на счетах федеральных органов власти на 1 апреля 2020 — не 7,5 трлн р. в ФНБ. А 17,7 трлн. У регионов — еще 2,9 трлн. Итого — больше 20 трлн р. Сергей заглянул бы в официальные отчеты ЦБР и легко нашел бы все эти цифры. Если бы захотел. Он знает, где искать. Но почему-то не стал и… ошибся для начала без малого в 3 раза.

Но суть не в этом. При чем тут вообще суверенный фонд? Разве есть суверенный фонд у США, Германии, Великобритании? Нет. И это не мешает им оказывать весьма существенную помощь своим гражданам в условиях пандемии и кризиса. Потому что для этого никакой фонд не нужен.

И наш суверенный фонд (который ничуть не суверенный и совсем не фонд по сути) — его надо сейчас использовать до донышка и забыть про него. Он не просто не нужен, он вреден. Потому что накопления в этот фонд — это прямой вычет из экономического роста страны и благосостояния граждан. Не нужно нам этих вычетов. Нам нужен рост экономики и доходов.

Для срочных неожиданных трат у всех стран мира всегда найдется простой источник — госзаймы. (Плюс налоговые отсрочки и многое другое, меньше размерами).

США, Японию, страны Европы совершенно не смущает тот факт, что у них госдолг — порядка 100% ВВП (в Японии — в 2,5 раза выше). Они без малейшего сомнения увеличат его еще на 15-30 проц.пунктов, чтобы помочь людям и бизнесу.

У нас госдолг — 12,3% ВВП. Нарастить его на 20-30 проц.пунктов — вообще никакой проблемы. Это будет все еще сверхбезопасный уровень долга (в 3-4 раза ниже, чем в развитых странах).

 

Проблемы с госзаймами есть, но они вполне решаемы.

Трудно разместить такой размер долга? Ничуть не бывало. Это — фактически нерыночное размещение. Поэтому и не приведет к резкому росту процента. Госзаймы выкупают банки и тут же закладывают/продают их центробанкам. Займы фактически попадают на балансы ФРС США и Европейского ЦБ. Любой нужный объем.

Вполне может делать это и наш ЦБР. Но не хочет. Хотя наши госбанкиры не просто готовы, а очень хотят поучаствовать в такой схеме. Костин недавно прямо предлагал это на совещании у президента.

Высокая стоимость обслуживания долга? Во-1-х, это проблема завтрашнего дня. Давайте решим сегодняшние, «горящие» проблемы, а с завтрашними разберемся потом как-нибудь. Во-2-х, это проблема-то рукотворная. Пусть ЦБР опустит вдвое свою ключевую ставку — установит ее ниже инфляции. Сразу стоимость заимствований резко упадет, а еще будет дополнительный стимул экономике в виде снижения стоимости кредитов.

Есть риск падения рубля из-за низкой ставки? Пусть падает. Зачем нам сейчас крепкий рубль? Он в нынешней ситуации выгоден прежде всего иностранным спекулянтам, которые выводят деньги из России, и иностранным поставщикам, т. к. снижает стоимость импорта. Незачем ЦБР фактически выступать в защиту иностранцев, удерживая рубль. Слабый рубль стал бы дополнительный фактором стимулирования нашей экономики.

Зашоренность, узость взгляда Сергея Алексашенко на проблему помощи людям вызывает вопросы. Он фактически выступил на стороне правительства и минфина и против идеи безусловной помощи людям в условиях худшего кризиса в стране с 90-х годов. В защиту своей точки зрения привел… ну, очень короткие по мысли доводы. Мы разочарованы.

Нам слабо верится в некомпетентность Алексашенко. Похоже, он зачем-то решил подыграть российским властям в их жестокой политике. Зачем, Сергей?

Оцените статью