Все, что сложнее амбарной книги и деревянных счет, работает у нас через пень-колоду

Политика

Все, что сложнее амбарной книги и деревянных счет, работает у нас через пень-колоду

У меня ребенок как раз такого возраста, за который полагаются путинские 10 тысяч. Но я даже рыпаться не стал, чтобы залезать на Госуслуги и пытаться что-то оформить. Опыт подсказал, что ни черта работать не будет. Предчувствия меня не обманули. Да и когда и где у нас вообще что-то было по-другому. История нашей страны — это история очередей, бардака и свалки. Государство здорово научилось у нас что-то отбирать, экспроприировать, штрафовать. А само расстается с деньгами и благами очень неохотно.

Как будто не уверено, достойны ли мы оказанных милостей. И включает принцип, что выживает сильнейший. Ты вот постой-ка, дружок, в очереди полдня! Ты, голубчик, потыркай в клавиши на каком-нибудь кривом сайте, вспомни и произнеси громко и вслух все пять слов, запрещенных Роскомнадзором! Желательно при детях, за которых тебе нынче денежка вдруг обломилась. Сайт госуслуг не только сейчас плохо работает — он всегда работал более или менее так же. Те же самые родители, которые сейчас пытаются получить выплаты, не дадут соврать и вспомнят, каким испытанием всякий раз было в сентябре завести ребенку электронный дневник.

У портала жизнь всякий раз начиналась заново, и за время каникул он напрочь забывал и тебя, и твоих детей. Иные только к зиме пробивались внутрь этого храма цифровых технологий. То СНИЛС не тот, хотя он тот, то паспорт не твой, хотя он твой, то «такой пользователь уже существует», хотя вот же ты сидишь — откуда еще один такой же пользователь мог взяться? Мы тут очень боимся какого-то цифрового концлагеря, тотальной слежки. Но живем в стране, которая технологически отстала. И все, что сложнее амбарной книги и деревянных счет, работает у нас через пень-колоду. Базы данных одной структуры в разных регионах между собой не связаны, как будто речь не об одной стране, а о 85 разных странах внутри России.

С налогами, с ГИБДД — да с чем угодно такие истории происходят! Еще, кстати, и потому, что разработкой всех этих приспособлений зачастую занимаются люди, которые никаких реальных тендеров и конкурсов не проходили, а были чьими-то приятелями и собутыльниками. Я тут с удивлением узнал от наших экономистов, что помимо жадности есть еще одно препятствие, не позволяющее по-навальновски просто раздать народу деньги. Потому что, в отличие, например, от Франции, у нашего государства нет прямых данных каждого гражданина, и оно просто не знает, куда эти деньги посылать, кроме как на три буквы. Поэтому миллионы граждан бьются с клавиатурами, а тысячи штурмуют офисы Пенсионного фонда. Ради 10 тысяч фактически рискуя подхватить заразу, которой в любой толпе и без коронавируса хватает. В рамках борьбы с которым эти выплаты от государства нам и полагаются.

 

Оцените статью