Северный поток -2: принесет ли он России убыток?

Политика

История строительства газопровода «Северный поток-2» очень схожа с историей первой советской магистральной газовой трубы «Уренгой-Помары-Ужгород», и ее ответвления в Западную Европу. Накал страстей и перипетии борьбы за этот стратегический проект хорошо описаны в советском двухсерийном фильме «Контракт века» (1985 год).  

Северный поток -2: принесет ли он России убыток?

Сегодня перед нашими глазами в режиме реального времени разворачивается не менее захватывающий триллер под названием прокладка газопровода Северный поток-2», в котором по сути те же самые игроки разыгрывают очередной акт непрекращающейся драмы под названием борьба за Европу. И это лишний раз показывает насколько тесно связаны экономика и геополитика. Уже почти 30 лет нет СССР, но осталось противостояние по линии Восток-Запад, и это самое противостояние имеет ровно те же самые причины, что и 40 лет назад и даже те же самые следствия.

Именно это следует помнить в первую очередь, когда мы рассматриваем эпопею «Северного потока-2».

Экономика или геополитика?

Для начала давайте уясним, что экономику подобных проектов нельзя считать по чистой прибыли или убытку только одного компонента и, тем боле, на ограниченном промежутке времени.

Возьмем для примера все тот же газопровод «Уренгой-Помары-Ужгород». Его рентабельность считалась тоже из расчета 20 лет. Но с момента его постройки прошло более 30 лет. За это время поменялось не только законодательство стран-участниц, но и СССР давно уже нет. А между тем – газопровод не только продолжает приносить доход, но и стал одним из фундаментов по возрождению интеграционных проектов Большой Евразии. Еще более показательным здесь является нефтепровод «Дружба» и т.д. А потому выносить «окончательное» суждение по рентабельности «Северного потока-2», трубы которого, и месторождения с которых идет газ рассчитаны служить гораздо дольше, чем 20 лет, просто глупо.

И когда сегодня кто-то говорит, что мол принятое в Германии решение по поводу «применения/не применения» к газопроводу «Северный поток-2» каких-то директив, это мощнейший удар по «Газпрому» и Москве…, лично я улыбаюсь. Вот если бы это сделало достройку трубы невозможной, тогда – да. Но об этом речь то и не идет.

А потому, те, кто так говорят, особенно это касается таких видных «экспертов» в области крымского мостостроения и газопроводов, не только не способны посмотреть на проблему с высоты хотя бы второго ее этажа, но даже не удосужились изучить совсем недавнюю историю, причем аналогичного проекта.

Любой, кто это сделает понимает, что решение немецкого регулятора, это неприятность, которая может стоить инвесторам проекта недополученной прибыли на некотором промежутке времени, но не более того. И в меньшей степени это относится к «Газпрому» в частности и Москве в целом, которая несмотря на грозные заявления США и просто тотальное давление на Европу все-таки смогли сделать главное.

А далее… Кстати, а давайте разберемся, что может быть далее и какие решения проблемы есть у инвесторов Nord Stream 2 AG.

Чему нас учит история с OPALом

Для начала, я хочу в качестве примера последовательности европейцев в газовом вопросе кратко напомнить совсем недавнюю историю с газопроводом OPAL, который наполовину принадлежит «Газпрому» и на который много лет распространялись ограничения по третьему энергопакету ЕС.

В октябре 2016 года Еврокомиссия вывела этот газопровод из-под действия ограничений. В декабре того же года Польша опротестовала это решение через Европейский Суд. Но в июне 2017-го ограничения на время разбирательства были сняты и с августа 2017-го «Газпром» использовал 90% мощностей трубы.

Решение по иску было принято в сентябре 2019-го, и OPAL вновь заработал на 50% мощности, но в уже в ноябре Германия подала апелляцию на решение Европейского Суда.

А когда эта тяжба закончится, не исключено, что будет найден еще один аргумент в пользу того или иного решения и дело пойдет на следующий круг, который может длиться годами. А таких заковырок в европейском законодательстве очень много.

Да и кто сказал, что общеевропейские правила вечны? Последние события ставят это под большой вопрос, и здесь уже главным фактором становится не третий энергопакет ЕС, а наличие газовой трубы, о чем мы и сказали в самом начале.

Но в этой истории есть и еще несколько чисто экономических аспектов, которые позволят инвесторам проекта либо частично, либо полностью вернуть свои вложения, причем за очень быстрый период времени.

Вернет ли «Газпром» свои деньги?

Момент 1. Так как проект «Северный поток-2» начинался и основные вложения в него делались до принятия изменений в европейское законодательство, а инвестиции в него делали европейские кампании (а Nord Stream 2 AG, имеет швейцарскую «прописку» и половина ее акционеров – европейские корпорации), то убытки, которые могут понести акционеры могут и будут оспорены в суде. Причем, летом 2019 года Nord Stream 2 AG именно так и намерен поступить, если права его инвесторов будут ущемлены.

А это сразу снимет вопросы убытков.

Момент 2. Есть несколько простых путей решить проблему наполнения трубы. И для этого «Газпрому» совсем не нужно даже терять контроль над ее немецкой 12 мильной частью, о чем говорят многие эксперты. Достаточно правительству России разрешить трубный экспорт газа в Европу не только «Газпрому», но и … например, «Роснефти», или НОВАТЭКу.

Момент 3. Проект Балтийский СПГ. Мало кто обращает внимание, но «северный поток-2», вернее труба по дну Балтийского моря, это только часть проекта. «Газпром» также вкладывал деньги в инфраструктуру на территории России, эти окупаемость этих вложений также является под угрозой. Но здесь у «Газпрома» появилось окно возможностей.

Помните, я в начале говорил, что эффективность проектов такого уровня нельзя рассматривать «по чистой прибыли или убытку только одного компонента». Если мы посмотрим на ситуацию с несколько более высоких позиций, то мы увидим, что как только встал вопрос о загрузке «Северного потока-2», так сразу решился вопрос инвестиций в другой проект «Газпрома» Балтийский СПГ мощностью 15 млн. тонн газа в год. А подводящие газовые мощности этого проекта «удивительным образом» находятся все в той же Усть-Луге. А потому, если на каком-то промежутке времени на СП-2 будут распространятся ограничения 3-го энергопакета, то как минимум подводящие мощности потока на российской стороне будут загружены, и соответственно будут окупаться и т.д.

Я не буду перечислять всевозможные варианты использования построенной в рамках проекта СП-2 инфраструктуры. Как вы уже поняли, они есть и их много. И как я сказал в самом начале, важнейшим моментом здесь является именно факт прокладки само трубы. Будет труба – будут и варианты ее использования. Это как раз меньшая из

Оцените статью