Путин дал гражданам немного свободы, пока неповиновение не вошло у них в привычку.

Политика

Путин дал гражданам немного свободы, пока неповиновение не вошло у них в привычку.

Карантин устал: почему ограничения сняли в тот момент, когда по числу заболевших Россия почти догнала Америку

Путин дал гражданам немного свободы, пока неповиновение не вошло у них в привычку.

«Помните дни, в которые мы как бы не работали, но работали. Так вот, они как бы закончились, но не закончились». На мой взгляд, этот гуляющий по Сети мем — самое точное изложение обращения президента к гражданам от 11 мая. Да и в целом — описание, мягко говоря, противоречивой стратегии российской власти в борьбе с ковидом.

Собственно, и раньше многим было понятно, что в стране нет ни политики, ни экономики — одна имитация да пиар в патриотичных тонах. Откуда же вдруг было взяться грамотным управленческим решениям в форс-мажорной ситуации, в которой даже более профессиональные мировые политики наделали массу ошибок.

Ослабление карантинных мер в тот самый момент, когда по числу заболевших Россия вышла на второе место в мире и стремительно догоняет Америку, кажется странным только людям с логическим складом ума. Или тем, кто верит, что все «нерабочие дни» россияне действительно не трудились, а отдыхали и проводили время с семьей «за счет работодателя», как им добродушно пожелал президент в своем первом, еще мартовском обращении.

 

Наиболее «сознательными» оказались москвичи — кто-то реально испугался вируса, а кому-то дешевле было не работать, чем платить штрафы за любую попытку уйти дальше 100 метров от дома. Уже в ближайшем Подмосковье, не говоря о более отдаленных регионах, народ отлично перенял манеру власти говорить одно, а делать другое. Знакомый сантехник, который ежегодно в начале мая помогает нам подключать воду на даче, рассказал, как он провел «каникулы». 

— Работы навалом. Самый сезон же. А как не работать? Мне семью кормить. Да и клиенты названивают. Приезжают люди на дачу, у них унитаз за зиму треснул. Если власть знает, как без унитаза обходиться, пусть выдаст инструкцию. А люди обращаются ко мне: Серега, помоги. Строительные магазины и рынки закрыты, но я, слава богу, не первый год работаю, контакты налажены. Связываюсь с поставщиком — так и так, нужен унитаз и подводка, размер, цвет. Он назначает время. Подъезжаю в назначенный час к черному ходу магазина. Загружаю унитаз в багажник. Отдаю наличные. Чувствуем себя при этом оба немного наркокурьерами. Правда, местные полицаи не зверствуют и своих особо не штрафуют — им самим тут жить и унитазы чинить. Но расценки за риск я немного поднял, сами понимаете. С вас, кстати, тоже на 500 рублей больше, чем обычно… 

Подпольно, «по знакомству» и за нал, продолжали работать парикмахерские и цветочные магазины, апарт-отели и строительные бригады. Говорят, кое-где даже частные музеи открывали двери особо истосковавшимся по культуре гражданам. Про вип-церкви, которые устраивали службы «для своих», тоже много писали. 

Наверняка стремительный рост заболевших в России обусловлен и этим уходом в рабочее подполье. Но такова уж цена давно разорванной связки власть—народ. Наверху делают вид, что руководят, внизу делают вид, что слушаются. Пока вирус не клюнул, эта система еще худо-бедно функционировала, но сейчас на наших глазах рассыпается, как рейтинг президента.

Взять то же введение строгого масочного режима. В Москве, Петербурге и многих других регионах обещают штрафовать тех, кто вышел на улицу без маски и перчаток. Но при этом продают копеечный товар по спекулятивной цене в 50 рублей за набор. Кто-нибудь верит, что люди будут менять его каждые два часа, как предписывают санитарные нормы? То есть отстегивать минимум по 100 рублей ежедневно, при этом передвигаясь лишь на работу и обратно. А если еще в магазин надо зайти или в аптеку? Откуда россиянину взять лишних 3-4 тысячи на эти сизы? А если в семье 3-4 человека? Обещанные президентом 10 тысяч на детей даже эти затраты не отобьют.

У такого масочного режима был бы смысл, играй все по-честному. Если бы одни не наживались на дефиците средств индивидуальной зашиты, производство которых государство так и не смогло наладить за два с лишним месяца, а другие понимали, что маска может их реально защитить, а не прикрывались ей лишь как защитой от штрафов — для этого вполне довольно и одной замызганной повязки.

Если бы начальники действительно думали о спасении людей от вируса, маски-перчатки раздавали бы бесплатно на каждой станции метро и в каждом трамвае-автобусе, не говоря о магазинах. И это обошлось бы куда дешевле, чем строить полевые больницы. 

Но карго-культ процветает, несмотря на пандемию. А потому решение президента отменить то, что и так не работало, но при этом всю ответственность на рост числа заболевших возложить на губернаторов, мне кажется вполне осознанным и даже логичным в сложившейся ситуации.

Эта эпидемия доходчиво объяснила каждому нашему гражданину — даже тому, кто еще вчера, сидя у телевизора, принимал угар милитаризма за проявление силы страны, — что надежда на авторитарную власть как гарантию безопасности стоит не дороже одноразовой медицинской маски. Гроша ломаного она не стоит, если честно.

Чем заняты сегодня наши силовики, чья численность все последние годы росла невиданными темпами? Ловят людей без масок, заводят дела на врачей, которые отказываются идти в палаты к заболевшим без средств индивидуальной защиты, да проводят учения по противодействию чумным бунтам? И там же заражаются ковидом, потому что одноразовых масок страна не припасла даже для них. 

Может, потому президент и поспешил со снятием ограничений — чтобы народ сам их с себя не снял, не дожидаясь отмашки из Кремля. Пока граждане окончательно не осознали, что никакого сильного и страшного государства, по сути, нет, а неповиновение не превратилось у них в привычку.

В советское время было в ходу высказывание: они делают вид, что платят нам зарплату, мы делаем вид, что работаем. Сегодня они делают вид, что обеспечивают нашу безопасность, но мы уже даже не делаем вид, что им верим. 

Такая она — новая неискренность эпохи коронавируса.

 

Оцените статью