«Простые вопросы»: означает ли конец нерабочих дней выход из самоизоляции и для кого?

Политика

«Простые вопросы»: означает ли конец нерабочих дней выход из самоизоляции и для кого?

«Простые вопросы»: означает ли конец нерабочих дней выход из самоизоляции и для кого?

В новом выпуске нашего подкаста разбираем основные загадки выступления президента, в котором Владимир Путин объявил о завершении шестинедельного периода нерабочих дней и о начале выхода из карантина. Означает ли это отмену режима самоизоляции, можно ли гулять и посещать любимые заведения? А главное — действительно ли пора бежать на любимую работу и куда тогда деть детей?

В свою студию мы на этот раз никого не звали, потому что внимательно послушали самого президента и его подчиненных. А также почитали инстаграмы губернаторов. Кстати, попутно объясним, почему если вы еще не подписались на своего губернатора, в нынешней обстановке не помешает это сделать.

 

Все эпизоды «Простых вопросов» доступны также в приложении «Подкасты» на устройствах Apple, во «ВКонтакте» и на других сервисах.   

UPD от 16:15 мск: Добавлена текстовая версия подкаста.

Режиму самоизоляции конец?

Нет. Владимир Путин так не сказал. Хотя неудивительно, что многие, кто слышал слова президента, именно так его и поняли. Оставим размытость и витиеватость формулировок на совести тех, кто их готовил. Почему все эти шесть недель у нас власть выражается каким-то новоязом, хотя в законодательство давно и четко прописаны все термины и механизмы, к которым эти термины применимы, — это уже, в конце концов, вопрос риторический. Нас интересует главное, а именно то, что на самом деле режим самоизоляции сохраняется — как составная часть тех спецрежимов (или режимов повышенной готовности), которые с конца марта и все это время действовали в каждом российском регионе. И продолжают действовать. 

Сейчас там, где эти спецрежимы еще не успели продлить, их продляют. Причем на довольно существенные сроки: например, в Свердловской области, где базируется редакция Znak.com, спецрежим точно будет действовать до 18 мая. А в соседней Челябинской — и вовсе до 31 мая. 

Стало быть — внимание, это особенно важно! — продолжится и действие ограничений, предусмотренных режимом повышенной готовности в каждом конкретном регионе. И за нарушение этих ограничений полагаются административные наказания.

Я напоминаю, что еще в апреле президиум Верховного суда России выступил с разъяснениями, из которых следует, что наказывать должны, главным образом, по статье 20.6.1 КоАП РФ. Мы посвящали этому вопросу один из наших прошлых подкастов и отмечали, что статья предусматривает штраф для граждан до 30 тысяч рублей при однократном нарушении и до 50 тысяч при повторном. Теоретически вам могут вынести и просто предупреждение, но, как показал обзор практики, суды чаще выбирают такую, как им, возможно, кажется, золотую середину в виде 15 тысяч рублей. Но 15 тысяч — это, конечно, тоже деньги, особенно сейчас, когда у многих из-за коронакризиса существенно упали доходы.

Да, тут, наверное, важно отметить еще и то, что во многих, если не во всех регионах, обязательно нашелся хоть кто-то, кто попытался оспорить решение о введении спецрежима на территории своего региона. Но ни в одном регионе такое решение еще не признано незаконным и недействующим. Просто потому что еще не было судебных заседаний. То есть. Как бы мы с вами ни возмущались и не источали праведный гнев по поводу ограничения наших конституционных прав даже не федеральными, а региональными чиновниками, на настоящий момент просто физически нет ни одного судебного акта, который бы подтвердил нашу с вами правоту и неправоту тех, кто эти странные спецрежимы вводил. А раз так, приходится констатировать, что претензии сотрудников полиции, Росгвардии, представителей прочих структур к нарушителям самоизоляции априори законны. И последующем разборе административных протоколов, составленных на нарушителей, суды это учитывают. Надо это иметь в виду.

Есть ли у регионов право смягчать действующие на их территории ограничения?

Да, есть, и регионы начали этим пользоваться. Уже сегодня, если заглянуть на ленты федеральных информационных агентств можно увидеть настоящий калейдоскоп послаблений. В одних регионах разрешают бегать и гулять в парках, в других — разрешают работу парикмахерских и каких-то других объектов бытового сервиса, где-то, кажется, в Калининграде, если я ничего не путаю, вроде бы должны даже заработать торговые центры.

Тут важно иметь в виду три вещи. Вещь первая, о которой, кстати, сказал и Владимир Путин. Не может быть и не будет одномоментного снятия всех ограничений. Одномоментного ни с точки зрения набора тех сфер, в которых эти ограничения были в свое время введены. Ни в части географии. То есть все сразу не откроют, и вся страна в один момент из карантина не выйдет. Каждый регион будет открываться и снимать ограничения по-своему, возможно, действуя с оглядкой на другие регионы, соседние или на ту же Москву. Их, то есть региональные власти, власть федеральная как раз на это и уполномочила.

Вещь вторая — как раз о том, чем будут руководствоваться региональные власти в решении, когда и какие именно ограничения снимать. На прошлой неделе Роспотребнадзор, наконец, сподобился представить счетные показатели, с опорой на которые региональные власти смогут приступать к трехэтапному (!) снятию этих самых ограничений. И насколько можно судить из вчерашних выступлений и президента, и вице-премьера Татьяны Голиковой, которая возглавляет правительственный оперативный штаб по борьбе с COVID-19, эта тактика остается в силе.

Буквально вчера, незадолго до эфира с Путиным, наши журналисты подготовили свод открытых данных по всем шести регионам Уральского федерального округа, посчитали и выяснили, что ни один из шести уральских регионов пока не подошел даже к первому этапу снятия ограничений. А на этом этапе станут возможны занятия физкультурой и спортом в открытых пространствах, прогулки с детьми, работа объектов сферы торговли и услуг ограниченной площади и с соблюдением социальной дистанции. Однако если в целом по стране, то, по словам все той же Татьяны Голиковой, целых 22 региона вполне могут приступить к первому этапу снятия ограничений, а еще 11 — перейти и сразу ко второму, когда позволяется, например, работа более крупноформатной торговли, правда, с ограничениями по одномоментному пребыванию людей в торговом зале. Считаем итого — в любом случае это лишь 33 региона из 85 (включая Крым и Севастополь). И даже в этих регионах речь не идет о полной отмене ограничений. 

Более того, в упомянутом выше калейдоскопе новостей с мест видим и читаем о том, что некоторые регионы даже вводят новые ограничения, связанные с профилактикой коронавируса и борьбой с его распространением.

В основном речь о масочном и перчаточном режиме в общественных местах, за нарушение которого тоже предполагаются наказания. У нас в Екатеринбурге мэр, например, пригрозил снимать с автобусных маршрутов тех частных перевозчиков, которые допускают перевозки людей без медицинских масок. Решение, конечно, опять из серии «разбомбим Воронеж», и, слава богу, ни одного такого случая, то есть случая снятия перевозчика и его автобусов с маршрута, пока не было. Но это иллюстрация того, что ограничения в тех или иных вариантах продолжают действовать.

И третья вещь, а может, даже уже четвертая, которую важно отметить. Президент вчера прямо сказал, что «режим повышенной безопасности должен сохраняться для людей старше 65 лет, а также для тех, кто страдает хроническими заболеваниями». Из чего делаем вывод, что даже если регионы, допустим, завтра или через неделю все дружненько начнут соответствовать параметрам выхода из карантина, которые установил Роспотребнадзор, есть категории людей — их назвал сам Путин, — для которых самоизоляция не кончится и не кончится, по-видимому, еще долго.

Пойти и сесть в любимую кафешку по-прежнему нельзя? 

Нельзя, с грустью отвечу я вам. Если посмотреть на те самые выходные параметры, о которых я уже несколько раз сказал, то пойти в любимую кафешку, равно как в любимый спортзал, любимый театр можно будет только на окончательном, третьем этапе снятия ограничений. А он пока даже на горизонте не просматривается. Тут, конечно, хочется воскликнуть: «Любимая кафешка, держись!», но нужно понимать, что шансы продержаться и дожить до момента возобновления работы есть далеко не у всех любимых мест. Увы, это жесткая реальность, с которой предстоит смириться и нам, потребителям услуг, и, конечно, тем, кто эти услуги нам оказывает. Им тут остается всячески посочувствовать и пожелать со всем этим побыстрее справиться и в случае худого сценария развития событий — придумать что-то новое, что мы полюбим также.

Означает ли объявленное Путиным завершение нерабочих дней, что всем можно и нужно выйти на работу?

Ответ, как вы поняли, — нет. На работу, скорее всего, тоже нельзя, если вы не работали до настоящего времени. Это еще одна «ловушка» прозвучавшего сегодня обращения (от слова «обманка», пожалуй, благоразумно воздержусь). Да, с одной стороны, президент объявил о завершении нерабочих дней, причем для всех отраслей. Это почти прямая цитата, все эти слова слышали и, конечно, так или иначе для себя отметили. Ожидаемо, многие этому порадовались: вчера вечером рядом с моим домом то и дело запускали фейерверки, и вряд ли это были остатки Дня Победы — скорее, стреляли специально припасенным на случай победы над коронавирусом и всем этим кошмаром. Но нет: как оказалось, президент имел в виду не совсем то, что услышало большинство. И из его слов вовсе не следует, что если 12 мая стало первым официально рабочим днем, ваше предприятие должно возобновить работу, а значит, вам надо было утром на эту работу ехать, как в старые добрые времена.

Почему? А именно потому что не отменен указ (или распоряжение) вашего губернатора (или постановление вашего регионального правительства) о том самом режиме повышенной готовности. Этот документ, напомню, продолжает действовать. И этот документ, в том числе, если кто подзабыл, приостанавливает деятельность предприятий и организаций — за исключением тех, которым было позволено работать.
 
Да, с течением времени региональные власти вводили кое-какие послабления. У нас в Свердловской области, например, в середине апреля было позволено работать парикмахерским. И, можно не сомневаться, на этот раз произойдет то же самое. Но, как мы уже слышали, не сразу, не одномоментно и не повсеместно, иначе будет нарушен тот самый принцип трехэтапного снятия ограничений. 

Наш свердловский губернатор вчера еще написал в своем Instagram, что только по эпидемическим итогам этой недели они, то есть власти Свердловской области будут думать, каким предприятиям можно будет разрешить возобновить работу. Еще раз: будут думать, каким. То есть явно не всем!

Вообще, конечно, это очередная странность. С одной стороны, условный я должен быть на работе, потому что, повторюсь, с 12 мая нерабочие дни закончились и начались рабочие, а с другой — на работу мне не надо или нельзя, потому что по-прежнему моему условному работодателю не позволено запускать рабочий процесс и выводить работников на работу.

Ему, работодателю, конечно, тоже сейчас не позавидуешь, потому что президент от него потребовал и дальше сохранять мне зарплату — теперь уже за мою неработу в рабочие дни. Но, если копать еще дальше, появляются другие вопросы. Например, с точки зрения трудового законодательства мое непоявление в уже рабочие дни является поводом для взыскания или даже поводом для моего увольнения? Хороший вопрос, правда? Или вот еще: ок, а что делать, если начальник выводит нас на работу, а детский сад или школа, куда в обычное, мирное время ходил мой сын-дошкольник или школьник, по-прежнему не работает? А заработают они лишь на третьем этапе снятия ограничений, до которого, как мы уже выяснили, формально еще далеко.

Кстати, если вы уже столкнулись с тем, что ваш начальник рвется в бой (а лично я его прекрасно понимаю), все же по возможности напомните ему о не прекращенном действии специального режима. А значит, и о вероятности попасть на санкции в связи с его нарушением. Мы в одном из выпусков нашего подкаста уже приводили напоминание юриста, что для юридических лиц (то есть предприятий) штрафы по статье 20.6.1 КоАП куда существенней, чем для граждан. Может, это напоминание заставит действовать вашего работодателя более осмотрительно, хотя — еще раз повторю — ни у кого, наверное, сейчас даже язык не повернется осуждать владельцев и директоров. Впрочем, ситуации бывают разные. 

Итак, все теперь зависит от губернаторов?

Ответ — да. Все решают губернаторы и санитарные врачи, с которыми губернаторы советуются перед принятием решений. Мы уже отмечали, что эпоха коронавируса внезапно вернула в Россию федерализм или, если хотите, игру в федерализм. Страна действительно большая, все регионы со своей спецификой, и рулить из Москвы карантином в какой-нибудь Туве или даже в Калуге — ну так себе, прежде всего, с точки зрения эффективности. А ставки все-таки довольно высоки: я напомню, что как раз сегодня наша страна вышла на второе место в мире по абсолютному числу подтвержденных случае коронавируса. Перед этим обогнав и Китай, и Иран с Турцией, а теперь и Италию, и Британию, и Испанию. Впереди только наш вечный геополитический противник — США.

Так вот, губернаторам на самом деле не позавидуешь, потому что после вчерашнего роли распределись четко и однозначно. В Кремле или в Ново-Огарево сидит человек, который радует людей объявлением о конце шести недель нерабочих дней (что это означает на самом деле — мы разобрали выше) и раздает деньги (привет 27 миллионам, кажется, российских семей, которых облагодетельствовали разовыми и прочими выплатами). И вообще обращается к аудитории со словами «родные мои».

А выполнять весьма хитрое распоряжение о снятии ограничений и выхода из режима нерабочих дней придется губернаторам. Им предстоит пройти между Сциллой и Харибдой, о которых, кажется, Путин вчера тоже упомянул.

С одной стороны, надо спасти экономику и людей от безденежья и заточения в четырех стенах, а с другой — и это Путин особо подчеркнул — не допустить срыва в мор и чуму, то есть в новое ухудшение показателей эпидемии. У каждого или почти у каждого губернатора сейчас есть свой аккаунт в инстаграме, и нетрудно представить, какой там сейчас стоит градус критики и просто ненависти к региональным властям. И на этом фоне региональным властям сейчас придется действовать. 

Сказал я это, конечно, не для того чтобы пожалеть губернаторов — мне их точно не жалко. Но мы все должны более четко видеть реальную картину. Быть объективными. Кстати, если вы еще не подписаны на Instagram вашего губернатора, советую это сделать, потому что, как показала практика, это один из тех реально работающих каналов, по которым буквально из первых рук приходит информация о содержании, характере, особенностях, сроках, причинах ограничений, действующих в вашем регионе. А почему эта информация так важна (и важна именно сейчас), мы это только что обсудили.

 

Оцените статью