Пока российская гражданка сидит в застенке, налогоплательщики платят ее тюремщикам

Пока российская гражданка сидит в застенке, налогоплательщики платят ее тюремщикам

Участие России в спасении режима Лукашенко ничем, помимо сложных отношений с действительностью Владимира Путина, объяснить нельзя.

Александр Лукашенко 27 лет вертит бывшую метрополию на всех пригодных отростках туловища. Каждый 20-й доллар белорусского ВВП (по оценкам самого же белорусского государства) — это прямые дотации только через нефтяные пошлины. Сколько на круг получило правительство Лукашенко за все эти годы через иные механики, включая заведомо невозвратные кредиты — мне не кажется, что кто-то когда-нибудь считал в принципе.

Навстречу денежному же поезду из пункта «Б» едет такой состав лжи, презрения и откровенного глумления над имперскими амбициями соседа, что при всем невосторженном моем отношении к российскому правительству — как-то даже обидно. Когда какой-то… (незначительный человек — ред.), существующий за счет моего государства, может решать коммерческие споры захватом в заложники российского топ-менеджера или когда российский премьер-министр вынужден сидеть и послушно кивать потоку сознания о «Майке и Нике», когда бенефициаром каждой «геополитической победы» Владимира Путина в буквальном смысле становился аэропорт Минска, авиакомпания «Белавиа» и развитая индустрия государственной контрабанды — бизнеса по переклейке этикеток в рамках ЕАС.

 

Много ли это — миллиард долларов, вторую половину которых Лукашенко успешно выклянчил? В макроэкономических масштабах для России — гроши. Меньше 0,1% ВВП, меньше полупроцента российского федерального бюджета. Для Беларуси — прилично, 2% или 5% госбюджета по доходам.

С другой стороны, примерно ровно ради сбора такой суммы в фонд лечения детей с редкими генетическими заболеваниями, Владимир Путин сломал в России плоскую шкалу подоходного налога, введя дополнительные 2% для сумм, превышающих 5 млн рублей в год.

Фонд, до настоящего момента, не купил ни единой дозы «Золгенсмы» — серебряной пули против СМА, один укол которой стоит чуть более 2 млн долларов, зато одного и достаточно.

2 млн долларов за пузырек звучит зловеще, но в год рождается лишь примерно 200 детей со спинальной мышечной атрофией — т. е., заведомо невозвратного кредита режиму Лукашенко, который не принесет пользы никому, кроме одного конкретного физлица (да и ему, в лучшем случае, просто время продлит), очень четко хватит на два года просто решить эту проблему. Безо всяких фондов и фискальных фантазий, просто деньгами.

Миллиард долларов — погрешность в макроэкономическом масштабе, но в России очень много проблем, проблем, продленных в десятилетия, по которым собираются конференции и идут дискуссии, но проблем, которые просто бы решились этой погрешностью. Без дополнительных телодвижений — взяли и заплатили, взяли и купили, вообще нигде и никак не заметили в дебрях бюджетной росписи, просто сняли вопрос.

Но выбор в том, чтобы делить все тяготы и лишения с режимом, которому мы вообще ничего не должны и который, даже в той шизофренической логике, что цветет в Кремле, не приносит никакой пользы, кроме как выставляет Владимира Путина тем мальчиком из богатой семьи, который готов содержать полкласса, лишь бы с ним кто-то общался.

Пока российская гражданка сидит в застенке сумасшедшего диктатора — российские налогоплательщики выплачивают зарплату ее тюремщикам. Великолепная сделка.

 

Оцените статью