Победила кормушка. Как Кремль переиграл оппозицию в борьбе за обывателя

Победила кормушка. Как Кремль переиграл оппозицию в борьбе за обывателя

Социологи выяснили причины, которые мирят российских граждан с существующим политическим режимом

Последние данные российских социологов как нельзя лучше свидетельствуют об истинных предпочтениях россиян: 68% их считают, что государство должно заботиться о своих гражданах и обеспечивать им достойный образ жизни.

Это самый высокий показатель с 2006 года. Доля россиян, предпочитающих такую модель взаимодействия с государством, значительно выросла за последние несколько лет: в 2015 году так считали 49% респондентов, в 2020 году – уже 60%, в 2021- 68%.

Одновременно с этим сокращалась доля тех, кто считает, что государство должно устанавливать общие “правила игры” и следить за их соблюдением. В 2015 году так считали 41%, в 2021 – лишь 24%.

Стабильно небольшое число респондентов считает, что государство должно минимизировать вмешательство в жизнь граждан – 6% в 2021 году.

Эти цифры ясно свидетельствуют о том, что никаких шансов у российской оппозиции в ближайшем будущем на изменение ситуации в стране нет, поскольку россияне в своем подавляющем большинстве вовсе не хотят брать инициативу в свои руки, предпочитая вручить свою судьбу государству.

О том, почему даже недовольные своей жизнью граждане, тем не менее, не поддерживают оппозицию, а скорее напротив раздражается при любом намеке на необходимость перемен, пишет руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги Андрей Колесников.

После президентских выборов 2018 года лишь дважды граждане страны отступались от своего тотального конформизма и выражали недовольство: во время пенсионной реформы и пандемии коронавируса, а в остальном они предпочитают Путина, уверенные, что альтернативы ему не существует. Единственное, что способно их возмутить, это урезание того или иного социального блага, как, например, пенсий или льгот. Ну а пандемия просто стала форс-мажором, прежде не переживаемым. В таких случаях привычный рейтинг Путина снижается с 80% до 55-65%, но затем начинает восстанавливаться.

Любопытно, что ни с политикой, ни с экономикой, как таковыми, эти колебания почти не связаны – сплошная психология. Однако пропагандистские атаки вроде Крыма и противостояния с Западом в последние пару лет стали терять свою эффективность. Правда и атаки оппозиции тоже не оказывают влияния на умы граждан, озабоченных больше всего тем, как бы власть не перестала быть источником социальной помощи со сменой режима.

 

Вот и пандемия продемонстрировала, насколько россияне зависимы от государства, тем более, что доля частного бизнеса в экономическом укладе постоянно снижается. Это видно и по структуре реальных доходов населения. Данные Росстата свидетельствуют, что, доля доходов от предпринимательства снизилась с 15,4% в 2000 году до 5,2% в 2020-м., тогда как социальные выплаты увеличилась с 13,8% до 20,1% и даже превысили советские (16,3% в 1985 году).

Поэтому власти и удалось так легко мобилизовать людей голосовать за поправки к Конституции и обнуление президентских сроков. Власть сохранила главное – ощущение единства и сплоченности вокруг Путина, устроив еще и отложенное празднество 75-летия Победы. А недовольному меньшинству заткнули рот репрессиями и навешиванием ярлыков иностранных агентов.

Кроме того, усиливая зависимость граждан от государства, власти умело переключили их внимание на ценности выживания, взамен так называемых «универсальных» человеческих прав и свобод. Тут как нельзя кстати пришлись традиционалистские ценности патриархального общества. Целых 62,8% граждан сочли «патриотизма, верности традициям, сохранение духовного опыта/веры» являются более важными, чем гражданские права, терпимость к инакомыслию и равенство возможностей (37,2%). Осуждают нарушение гражданских прав и свобод только 14,4% опрошенных, зато обнищание волнует 54% респондентов.

Все это по определению социолога Льва Гудкова и вырабатывает «культуру общественного оппортунизма и массового приспособления к репрессивному и клептократическому государству», которая сопровождается адаптацией к реальным обстоятельствам через снижение требований («понижающая адаптация»).

Только 17,2% выйдут на улицу, если будут подавляться права и свободы, тогда как подавляющее большинство готово на протест лишь по поводу какой-либо несправедливости властей и или новой реформы вроде пенсионной.

Любопытно также, что по мнению 47,5% граждан, изменить страну способен только «новый сильный лидер, который поведет за собой». Но таковых на политическом горизонте они не видят, а потому сойдет и старый.

Результаты исследования социологов Михаила Дмитриева и Анастасии Никольской свидетельствуют, что «интенсивность ценностного конфликта между политической элитой и обществом, усилившегося к началу 2020 года, снова стала ослабевать, а напряженность между обществом и политической элитой перешла из ценностной в психоэмоциональную плоскость, что скорее было характерно для периода кризиса конца 1990-х годов».

Интересно и другое: поскольку население России (да и Запада) стареет, то влиять на выборы будет в основном старшее поколение (каждый четвертый житель страны уже пенсионер), что еще дальше откладывает перспективу каких-либо изменений, поскольку бедное стареющее население все больше зависит от государства, и его легко купить какой-либо социальной подачкой.

Так что России реально грозят еще полтора десятка лет застоя при нынешнем руководстве, потому что новое смогут выбрать только молодые избиратели, а их время еще далеко. Именно поэтому, кстати, власть, чтобы продлить свою гегемонию, начинает и борьбу за молодое поколение. Но эта борьба будет для нее очень нелегкой, так как молодежь гораздо острее воспринимает текущие события, и протесты, в том числе…

 

 

 

Оцените статью