Печальный итог российского карантина

Политика

Печальный итог российского карантина

Режим нерабочих дней заканчивается, экономика открывается, жизнь возвращается в привычное русло! Немного неловко, что это происходит на самом пике эпидемии, но ничего не попишешь: Путин сказал переобуваться — значит придется переобуваться. Теперь, правда, Сергею Собянину придется играть злого полицейского и как-то объяснять, почему в Москве «режим самоизоляции» продлевается. Обеспечить дисциплину будет сложно: люди слышали, как президент объявил окончание нерабочей недели. Враг был разбит, победа за нами, «слышь работать». Почему так получилось? Почему выходим из карантина на пике эпидемии? Думаю, причины две — экономика и рейтинг президента.

И без того слабая экономика РФ просто не выдержит продления «режима нерабочих дней», да еще и в ситуации низких цен на нефть. Бизнес умирает, налоги не платятся, кредиты не платятся, перспектив в экономике не видно. Провалиться в тяжелейший кризис и социальный бунт накануне голосования за Конституцию — нельзя.

Вторая причина — рейтинг. По итогам апрельского социологического опроса центр «Левада-Центр» зафиксировал падение рейтинга Путина до исторического минимума аж с 2000 года (!). ВЦИОМ вообще принял уникальное решение — временно приостановить публикацию президентских рейтингов.

И это на фоне роста рейтингов многих политиков в период борьбы с пандемией. Например, рейтинг Эндрю Куомо, губернатора Нью-Йорка — самого страшного в мире эпицентра распространения COVD-19 — перешагнул беспрецедентную отметку в 80%.

Невероятно, но факт: русские не хотят сидеть в самоизоляции без средств к существованию. Денег им не выдали, зато выдали QR-код, ярлык «шашлычников» и требование носить маски-перчатки. На фоне таких решений рейтинг президента не мог не обвалиться.

В этом же, очевидно, и причина провала карантинных мер (или «режима самоизоляции» на новоязе). Полноценного карантина, по сути-то, и не было. В первый же день введения пропускного режима за цифровыми пропусками обратились 3,5 миллиона москвичей. Это население Берлина. Миллионы людей продолжали выходить из дома, пользоваться общественным транспортом. Многие работали — легально, полулегально и нелегально. Появился феномен «квартирного офиса» — работодатели снимали посуточно квартиры и превращали их в рабочие пространства. Проводили совещания у себя дома. Подпольно «для своих» работали кафе, парикмахерские, клубы. Люди крутились как могли, чтобы хоть что-то заработать.

То, что страна продолжала жить и работать, наглядно показывал «рейтинг самоизоляции» «Яндекса». В первую неделю еще кое-как сидели дома. Со второй-третьей недели терпение у людей начало кончаться. Жить на что-то нужно, а государство отказалось брать на себя бремя по содержанию людей. Поэтому сейчас, на 43-й день «режима самоизоляции» мы имеем рекордные показатели суточной заболеваемости.

Россия за это время даже по самым оптимистичным оценкам вышла в лучшем случае на плато. Но, скорее всего, даже плато еще нет. В любом случае, оценить сейчас динамику очень сложно — учитывая, что число проводимых тестов все время меняется. Понятно только то, что спада заболеваемости до сих пор не видно.

Теперь нужно срочно спасать экономику и президентский рейтинг. Делать это приходится в самой горячей фазе эпидемии, когда выявляют по 11 тысяч заболевших за сутки. Какое уж тут может быть «смягчение удара по системе здравоохранения» при таких растущих показателях. А если болезнь «не так уж и страшна» — тогда к чему были все жертвы?

Еще в начале апреля я написал, что карантин без финансовой поддержки людей не сработает. Так и получилось. Не распечатали кубышку в начале пути — потеряли в результате еще больше.

Печальный итог российского карантина: и экономику обрушили, и болезнь не остановили. Посмотрим, помогут ли новые решения хотя бы поднять рейтинг президента. Сильно сомневаюсь и в этом.

Роман Юнеман, политик, общественный деятель

Оцените статью