Капитал уже умер или ещё нет?

Наука и технологии

Капитал уже умер или ещё нет?

Впервые представлена схема воспроизводства финансового капитала как схема самовозрастания высшей институциональной власти над всем общественным воспроизводством человечества и её отличие от схемы воспроизводства капитала, наглядно показано отличие симулякра денег от денег и симулякра цены товара от цены товара.

Бил Гейтс совсем недавно, говоря об «экономике, в которой мы живём», заявил, что мы живём в условиях «капитализма без капитала». Гейтс говорит по преимуществу о том «эмпирическом факте», что «доля мировой экономики, которая не может быть описана в рамках старой модели [экономической теории], постоянно увеличивается», имея в виду так называемые «нематериальные инвестиции», но не ставя под сомнение полное выполнение современными мировыми валютами общественных функций денег.

Попробуем разобраться во всём этом посредством очерка, который написан автором как цикл «конспектов» научно-популярных лекций по проблеме, которая в указанной специфической форме осознана уже не только Билом Гейтсом, но и множеством «учёных профессоров от экономики», включая в их число также и ряд «нобелевских» лауреатов по экономике.

Всему этому циклу научно-популярных лекций предпошлём также сформулированное далее общее замечание об определении величины стоимости денег как денежного товара.

Единица денежного товара (золота) по величине своей стоимости равна определённому количеству рабочего времени, измеренного в рабочих часах простого труда и во всяких данных исторических условиях общественно необходимого для производства  слитков металлического золота определённой пробы (чистоты) и массы.

Общественно необходимое рабочее время производства золота как денежного товара здесь включает также и общественно необходимое рабочее время доставки на рынок металлического золота в слитках, выполняющего общественную функцию денежного товара, а равно и рабочее время, общественно необходимое для последующего сохранения потребительной стоимости этих слитков металлического золота.

Всеобщая и денежная формы меновой стоимости, отличие от них симулякров денег и цен.

Развёрнутая форма меновой стоимости товара, ставшая всеобщей формой меновой стоимости товаров, одним из вариантов которой как раз и является денежная форма меновой стоимости (цен) товаров, утверждённая общественной практикой как универсальная всеобщая форма меновой стоимости, — это система уравнений, наглядно демонстрирующая эквивалентность обмена товаров при простом товарном производстве.

В томе 1-ом «Капитала. Критики политической экономии» Маркс приводит «полную, или развёрнутую, форму [меновой] стоимости»: «z товара А = y товара B, или = v товара С, или = n товара D, или = х товара Е, или = и т.д. (20 аршин холста = 1 сюртуку, или = 10 ф. чаю, или = 40 ф. кофе, или = 1 квартеру пшеницы, или = 2 унциям золота, или = 1/2 тонны железа, или = и т. д.)»

Всеобщую форму стоимости пропустим, ибо денежная форма стоимости как раз и есть всеобщая форма стоимости, в которой всеобщим эквивалентом является не любой, не всякий товар вообще, а всего лишь один товар, за которым общественной практикой закреплена общественная функция денег (денежного товара).

«Формула» всеобщей формы стоимости товаров есть также и формула денежной формы стоимости товаров, которая является всего лишь особенной всеобщей формой стоимости товаров. Поэтому денежная форма стоимости товаров есть всеобщая денежная форма стоимости товаров.

Всеобщая денежная форма меновой стоимости (цены) товаров как система уравнений эквивалентного обмена всех товаров на денежный товар выглядит следующим образом:

1 сюртук =

10 фунтов чаю =

40 фунтов кофе =

1 квартер пшеницы =             = 2 унции золота

½ тонны железа =

Х товара А =

Действительной мерой стоимости как таковой (в отличие от её превращённой формы — меновой стоимости) является рабочее время, общественно необходимое для производства (включая в этот процесс производства товара также и последующее сохранение его потребительских свойств (потребительной стоимости), и доставку на рынок) каждого из соответствующих товаров и исчисленное в рабочем времени простого труда.

Общественно необходимое рабочее время производства любого товара измеряется рабочими часами соответствующего конкретного труда. Но рабочее время каждого конкретного труда, отличающегося присущей ему профессиональной сложностью, в общественной практике не дано в рабочих часах простого труда непосредственно.

Общественно необходимое рабочее время, выраженное в рабочих часах простого труда, дано лишь опосредствованно, во-первых, постфактум, во-вторых, и «за кадром» всего этого регулярного и систематического обмена товаров друг на друга, в-третьих. Оно дано лишь как абстрактное рабочее время, «исчисленное» в рабочих часах простого труда и общественно необходимое в данных общественных условиях для производства соответствующего эталону слитка металлического золота, выполняющего функцию денег.

Ведь и рабочее время производства денежного товара, в-третьих, есть рабочее время профессионально конкретного сложного труда, которое тоже должно быть «исчислено» постфактум (посредством регулярного обмена на все другие товары и «за кадром» обмена товаров) в рабочих часах простого труда простого в исторически данных общественных условиях производства. То есть в условиях использования конкретного технического базиса общественного производства вообще и производства металлического золота, в том числе, включая имеющийся уровень развития и институциональные формы общественного разделения и кооперации труда, институциональные формы общественной организации производства, обмена, распределения и потребления товаров.

Поскольку всё это так в общественной практике, постольку всеобщая форма стоимости принимает следующий условный вид:

1 сюртук =

10 фунтов чаю =

40 фунтов кофе =

1 квартер пшеницы =             = 2 унции золота            = 2000 часов простого труда

½ тонны железа =

Х товара А =

Конкретные пропорции обмена определённых количеств каждого из товаров на определённое количество денежного товара, а равно и величина общественно необходимого рабочего времени (труда), овеществлённого в каждом из товаров, в каждый исторически данный момент развития общественного производства различны.

Понимание этой изменчивости пропорций эквивалентности товаров по их стоимости и, соответственно, величин общественно необходимого рабочего времени, «исчисленного» в рабочих часах простого труда и овеществлённого в каждом из товаров, потребуется после. А на данной ступени рассмотрения можно и нужно ограничиться приведённым условным примером, необходимым и достаточным для представления рассматриваемого предмета.

Если нет изменений ни в отраслевой структуре общественного производства товаров, ни в совокупной массе применяемого в них труда, ни в его производительности, ни в его (труда) интенсивности, ни в иных, влияющих на величину стоимости товаров, условиях производства и доставки их на рынок, то величины овеществлённого в товарах труда остаются неизменными. Следовательно, неизменными остаются также и пропорции обмена всех товаров на денежный товар и через год, и через два, и через три, и через любое иное количество лет, для которых верно указанное условие неизменности количества общественно необходимого труда, овеществлённого в каждом из товаров.

Сравним теперь с этой всеобщей денежной формой стоимости систему уравнений распределения (под видом обмена) товаров, которая установлена общественной практикой глобального финансового капитала как система симулякров цен, имевшая место, например, в 2012 году и буквально через три года – в 2015 году.

2012 год

1150 дол. США       = 10,3 баррелей нефти                              ~ 80 рабочих часов

1150 дол. США       = 0,7 унций золота                                    ~ 70 рабочих часов

1150 дол. США       = 0,6 тонн алюминия                                 ~ 700 рабочих часов

1150 дол. США       = 2,9 min потребкорзины США                 ~ 150 рабочих часов

1150 дол. США       = min «цена» рабсилы в США в месяц      ~ 50 рабочих часов

2015 год

1150 дол. США       = 21,7 баррелей нефти                              ~ 168 рабочих часов

1150 дол. США       = 1,1 унций золота                                    ~ 110 рабочих часов

1150 дол. США       = 0,75 тонн алюминия                               ~ 870 рабочих часов

1150 дол. США       = 2,9 min потребкорзины США                 ~ 150 рабочих часов

1150 дол. США       = min «цена» рабсилы в США в месяц      ~ 50 рабочих часов

Общественно необходимое рабочее время, овеществлённое в количестве товаров, указанных на 2012 и 2015 годы, рассчитано условно, исходя из мирового объёма производства соответствующего товара, численности работников, занятых в этом производстве, длительности рабочего времени одного работника в часах за год и долей живого и мёртвого труда в производстве соответствующего товара.

Коэффициент сложности труда совокупного работника, производящего соответствующий товар во всём мире, в его (этого сложного труда) отношении к простому труду в масштабе всего человечества, в расчётах не учитывался.

Однако этот коэффициент сложности труда по производству одного и того же товара (из числа указанных в таблицах, в особенности) за три года (с 2012 по 2015 год) практически не мог измениться. И в этой части применение или не применение такого коэффициента ничего не изменяет, и не может изменить в том, что иллюстрируют эти таблицы.

Точно так же не имеют существенного значения те погрешности, с которыми определены величины общественно необходимого рабочего времени, овеществлённого в товарах, указанных в этих таблицах. Для общего понимания существа дела значение имеет порядок этих величин для каждого из товаров и качественное соответствие действительности тех общих пропорций, в которых соотносятся эти величины между собой в приведённых здесь таблицах. Этот порядок и качественное соответствие соблюдены, а в большем на данной ступени рассмотрения предмета нет необходимости.

Что касается рабочего времени, овеществлённого в минимальной потребительской корзине США и в рабочей силе одного работника США, то автор исходил из того, что для США — это простая рабочая сила (аналогия с простым трудом у Маркса), во-первых. Меновая стоимость рабочей силы (зарплата) за соответствующий период, во-вторых, равна стоимости средств к жизни, которые необходимы для простого воспроизводства этой рабочей силы в течение такого же по своей длительности периода, как и период применения рабочей силы, которое оплачено зарплатой. На простое воспроизводство этой простой (для условий США) рабочей силы, в-третьих, требуется столько средств к жизни, сколько их включается в минимальную потребительскую корзину в США.

Третье так «по определению» минимальной потребительской корзины в США, которая определяется посредством статистического наблюдения (регулярных систематических опросов) фактического потребления домохозяйствами на всей территории США более чем 300 товаров массового спроса населения, которые именно поэтому в соответствующих пропорциях включаются в минимальную потребительскую корзину.

Величина минимальной потребительской корзины в США, исчисленная в долларах США, на одного человека в месяц в 2012 году составляла ок. 400 долларов в месяц. Реальная (за вычетом «инфляции») величина минимальной потребительской корзины и в 2015 году в США по существу осталась неизменной в сравнении с 2012 годом.

Сравнение представленных систем уравнений распределения, осуществляемого под видом обмена, одних и тех же товаров на территории США в 2012 и 2015 годах однозначно свидетельствует об отсутствии даже намёков на какие-либо признаки эквивалентности такого «обмена», равно как и об отсутствии каких-либо признаков выполнения общественной функции денег долларами США в товарном мире.

Приведённые так называемые «цены» товаров не есть действительные меновые стоимости (цены) этих товаров; в действительности они есть только симулякры цен, и ни что другое.

В условиях полного изъятия денег из общественной практики и их тотальной замены симулякрами денег меновые стоимости (цены) товаров уже не определимы. В этих условиях нет, и не может быть ни одного практически применимого, а, тем более, применимого в массовом порядке, метода измерения меновой стоимости товаров.

Производители всех товаров и вся масса потребителей всех этих товаров теперь не имеют и не знают способа определения меновой стоимости (системы уравнений или пропорций эквивалентного обмена на другие товары) или, иными словами, цены любого из этих товаров — у них нет ни измерителя (меры) меновой стоимости, ни самого обмена товаров. А вот товары есть — всё и вся теперь производится и отчуждается как товары.

Но эквивалентный обмен товаров теперь не возможен, его нет, и быть не может. А что возможно, и что есть? С момента полного изъятия денег из общественной практики и их тотальной замены симулякрами денег возможно только распределение товаров под видом обмена, и есть только распределение товаров под видом обмена.

Эти выводы — самое существенное пока во всём до сих пор изложенном.

Схема процессирования (метаморфоза) капитала в условиях функционирования денег.

Процессирование капитала есть всего лишь сокращённое выражение того, что капитал производительно применяется в развитом товарном производстве. То есть капитал непрерывно пребывает в процессе (процессирует) своего самовозрастания по стоимости, регулярно меняя в этом процессе свои формы (денежную форму капитала на товарную форму капитала и обратно на денежную форму капитала —  метаморфоз капитала).

Из учебников по политической экономии известна самая общая схема метаморфоза (процессирования) капитала, выведенная Марксом: Д — Т … Т’ — Д’.

Однако эта схема верна лишь для создания капиталистического предприятия «с нуля», то есть для случая «первоначального» авансирования денежного капитала в предприятие. Но после того как предприятие уже создано, то есть буквально со второго цикла воспроизводства данного индивидуального капитала, эта схема уже не верна. Почему?

Основной капитал предприятия уже существует, он не только уже создан, но и применялся в течение одного цикла производства, поэтому износ у него минимальный, его не требуется приобретать заново, осуществлять пуско-наладку и т.д., чтобы производство могло быть возобновлено снова в том же самом масштабе.

А что требуется для этого? Из общественной практики даже большинству буржуазных обывателей известно, что для возобновления производства в прежнем масштабе капиталисту к тому, что у него уже есть, требуется лишь оборотный капитал.

Но в действительности капиталисту требуется авансировать не весь оборотный капитал, ибо заработная плата наёмным работникам выплачивается им не до начала производства товаров, а по истечении одной или двух недель, а то и месяца работы наёмных работников на данном предприятии. Иными словами, отнюдь не капиталист изначально авансирует (кредитует) наёмных работников своего предприятия, но наоборот — наёмные работники изначально кредитуют (авансируют) капиталиста.

В части денежного капитала, необходимого для выплаты заработной платы, капиталисту требуется лишь та сумма денег, которая определена сроком продажи на рынке товарного капитала, произведённого его предприятием, и поступления к нему вырученных от продаж денег. Однако это ничего не изменяет в том факте, что отнюдь не капиталист авансирует (кредитует) наёмных работников, но именно наёмные работники всегда, в каждом цикле обращения оборотного капитала и всего индивидуального капитала в целом систематически кредитуют (авансируют) нанявшего их для работы капиталиста.

Капиталисту требуется авансировать денежный капитал в приобретение другой части оборотного капитала — той, которая включает сырьё, полуфабрикаты, расходные запасные части и инструменты, горюче-смазочные и иные расходные материалы, электрическую и тепловую энергию… Но одним только этим расходы капиталиста, авансируемые им за счёт оборотного капитала, не ограничиваются. Производство, сбыт произведённого товарного капитала, получение и распоряжение вырученным от его продажи денежным капиталом невозможны без выполнения множества обязательных институциональных формальностей, установленных действующим законодательством и системой контрактов капиталиста с иными капиталистами и прочими лицами.

Таким образом, для возобновления производства в прежнем масштабе на втором и каждом из последующих циклов вплоть до истечения срока полного износа основного капитала капиталисту требуется авансировать не весь применяемый им капитал в денежной форме. Капиталисту требуется авансировать лишь дополнительный денежный капитал, величина которого определяется величиной оборотного капитала, которую надо авансировать до момента его возврата из сферы обращения товаров, произведённых его предприятием.

Дополнительный денежный капитал требуется капиталисту также и для расширения им масштаба своего производства, который распределяется между основным и оборотным капиталом в тех же пропорциях, что и первоначально авансированный денежный капитал. Случаи модернизации, технического перевооружения, реконструкции и капитального ремонта всего предприятия или его части относятся к случаю полного износа всего применяемого основного капитала или его части, а потому для них рассматриваемая исходная схема («формула») метаморфоза (процессирования) капитала вновь верна.

Но какова тогда действительная схема («формула») метаморфоза (процессирования) капитала, уже находящегося в процессе своего воспроизводства?

Денежный капитал, первоначально авансированный в основной капитал, существует в натуре — это уже не денежная (Д), а товарная форма капитала — Т. Дополнительно авансируется оборотный капитал, который первоначально существует в денежной форме — Д. Но поскольку это дополнительный (добавленный к ранее авансированному, то есть к авансированному в предыдущем цикле) капитал, то это — Д’. Отсюда «на входе»: Т + Д’.

В собственно процессе производства товаров, то есть в процессе применения капитала, имеем теперь: на «входе» Т — основной капитал в товарной форме + Т’ (добавленный оборотный капитал в товарной форме) + Рс (рабочая сила в товарной форме); а на «выходе» Т῞ — произведённый товарный капитал, совокупная стоимость которого увеличена овеществлённым в товаре живым трудом и перенесённым на товар мёртвым трудом (амортизация основного капитала плюс стоимость потреблённого оборотного капитала в товарной форме, кроме стоимости рабочей силы).

Но, кроме произведённого товарного капитала, «на выходе» из процесса производства (из процесса труда) имеем, во-первых, также и весь постоянный капитал в натуре, однако по величине его стоимости — это уже не весь постоянный капитал, а постоянный капитал за вычетом амортизации, перенесённой на стоимость произведённого товара. И, во-вторых, имеем также и рабочую силу, воспроизведённую как вновь готовый к производительному потреблению товар не только процессом её потребительного воспроизводства за счёт той части оборотного капитала, которая израсходована как заработная плата, но и процессом её производительного потребления как авансированного в производство товара.

Однако часть процесса воспроизводства рабочей силы как вновь готового к производительному потреблению товара осуществляется вне пределов производительного потребления этой рабочей силы (этого товара), а потому она в натуре не входит в тот процесс производства товаров, производительным потреблением которой только и воспроизводится (сохраняется и возрастает) данный индивидуальный капитал.

Но по величине своей меновой стоимости (зарплаты) воспроизведённый товар рабочая сила (способность к труду) уже полностью вошла в прошлое (уже осуществлённое) производительное потребление этой рабочей силы, то есть она в полном объёме оплачена капиталисту уже овеществлённым в товарном капитале трудом на этого капиталиста самих его наёмных работников.

И уже только поэтому именно наёмные работники всем своим трудом авансируют капиталиста — не только в части заработной платы, но и в части всей той прибавочной стоимости, которая создана живым трудом, овеществлена в товарном капитале, произведённом этим живым трудом, и которая присвоена капиталистом как принадлежащая ему частная собственность. Но это не сводится только к сказанному.

О прибыли и всех прочих экономических категориях, в которых процессирование капитала дано сознанию его персонификатора — капиталиста, речь пойдёт позже — при рассмотрении феноменологии процессирования капитала в её отличии от онтологии процессирования капитала. На данной стадии рассмотрения общей схемы процессирования капитала эти существенные различения излишни — они усложняют изложение и затрудняют его понимание, не будучи абсолютно необходимыми для этого.

Следовательно, эта собственно производственная часть схемы («формулы») метаморфоза капитала теперь такова: (Т + Т’ + Рс) … (процесс труда) … (Т῞ + Рс + Т-tТ),

где Т — это постоянный капитал и tТ — это амортизация постоянного капитала (от английского экономического термина «tear» — амортизация, износ).

Что касается превращения в денежный капитал того товарного капитала, который произведён живым трудом в процессе производительного применения капитала, то это превращение находится за пределами сферы собственно производства — в сфере обращения товаров. Здесь имеет место превращение Т῞ в Д῞ — не в Д’ (у нас это дополнительный оборотный капитал, авансированный для производства Т῞), а именно в Д῞, то есть в денежный товар, который по величине своей стоимости равен Т῞. Иными словами, капитал, существующий в форме одних товаров в натуре, эквивалентно по стоимости обменивается на другой, а именно денежный, товар в натуре — это и есть смена товарной формы капитала на денежную форму этого же самого капитала, на языке древних эллинов (греков) буквально именуемая метаморфозом капитала.

Таким образом, получаем искомую схему процессирования капитала, которая теперь выглядит так: Т + Д’ — (Т + Т’ + Рс) … (Т῞ + Рс + Т-tТ) — Д῞.

Во всех последующих циклах производительного применения капитала эта схема остаётся неизменной до тех пор, пока не произойдёт полный износ постоянного капитала, либо пока капиталист не приступит к расширению масштаба производства или пока не начнёт ликвидацию этого производства. По каким причинам или мотивам это произойдёт — для только что выведенной схемы это значения не имеет. Схема метаморфоза (процессирования) капитала в любом из таких случаев будет другой: либо она будет первоначальной схемой (Д — Т … Т’ — Д’); либо — выведенной нами схемой процессирования капитала в целях его воспроизводства, дополненной частью первоначальной схемы; либо — схемой tТ — Д в случае ликвидации производства.

Что касается капиталистического общественного производства человечества в целом, то рассмотренные нами схемы процессирования капитала принципиально остаются теми же самыми. Однако масштаб капиталистического производства расширился до предела, охватив и подчинив себе, превратив в свои неотъемлемые органические моменты, весь процесс воспроизводства всего рода человеческого, во-первых. Да и сами эти схемы, во-вторых, внутренне чрезвычайно дифференцировались, усложнившись в соответствии с разрастающейся номенклатурой и ассортиментом производимых товаров.

Поэтому схемы процесса расширения развитого, то есть капиталистического, товарного производства будут рассмотрены в рамках рассмотрения соотношения между онтологией (сущностным содержанием) процессирования капитала и феноменологией (формами проявления на поверхности экономической жизни) этого же самого процессирования капитала. Ибо без такого рассмотрения ничего понять невозможно в том, как практически функционирует экономика на основе капиталистического общественного способа производства, а равно и в том, как она закономерно полагает неотвратимый исторический предел самой себе и всей экономической общественной формации.

Схема процессирования (метаморфоза) финансового капитала (начало).

Что произошло со схемой процессирования капитала вследствие полного изъятия денег из общественной практики и их тотальной замены симулякрами денег?

Симулякр денег товаром не является и стоимости не имеет, следовательно, никакое общественно необходимое рабочее время симулякр денег не представляет и никаким (ни всеобщим, ни общим, ни частным) эквивалентом в обмене товаров участвовать не может.

Следовательно, в схемах процессирования капитала денег (Д) теперь нет ни в каком виде!!! Это — во-первых, а, во-вторых, в этих схемах нет также и капитала, ибо деньги и есть первоначальная простая форма капитала.

Это как так? Неужели капитал и вправду изчез? А как же теперь приобретается весь тот основной и оборотный товарный капитал в натуре, без авансирования которого в производство самоё производство товаров абсолютно невозможно?

Начнём с того, что весь общественный капитал превращён в финансовый капитал глобальным переворотом в распределении частной собственности на капитал, органическим моментом и условием которого как раз и является полное изъятие денег из общественной практики и их тотальная замена симулякрами денег. Никакого другого капитала, кроме финансового капитала, с тех пор в обществе нет.

Поэтому с тех самых пор длжно говорить исключительно и только о схемах процессирования финансового капитала. Денежной формы финансовый капитал не имеет, но все товарные формы, которыми обладал капитал, кроме денежной формы, финансовый капитал сохранил. Поэтому общественное производство как было развитым товарным производством, таковым — развитым товарным производством — оно и осталось.

Финансовый капитал, прежде всего, есть высшая институциональная власть над всем процессом общественного воспроизводства человечества, агентами которого выступают не только финансовые капиталисты (персонификаторы финансового капитала) точно так же, как прежде капиталисты были агентами (персонификациями) общественного капитала, но и корпорации финансовых капиталистов, и все органы публичной власти.

Высшая институциональная власть над процессом общественного воспроизводства человечества не обменивается товарами ни с одним из своих агентов, да и не нуждается в этом обмене. Ибо в противном случае — это уже не власть и не господин, но равный в правах с контрагентом по договору, но контрагент этот ведь не более чем агент финансового капитала, то есть в правовом отношении всецело зависимый и подчинённый именно от финансового капитала. Это противоречие неразрешимо, но оно не более чем кажимость (иллюзия) не существующего в действительности, но существующего в буржуазной реальности противоречия, которая (кажимость) всецело обусловлена идеологией, воспроизводимой финансовым капиталом.

Всякая власть, если она власть и пока она власть, распоряжается всеми средствами, которыми она владеет и над которыми господствует, властвует. Всякий индивидуальный капитал ведь тоже был высшей властью над всем процессом производства, организованным и осуществляемым этим индивидуальным капиталом, — и осуществлял он эту свою власть посредством распоряжений, приказов, команд, которые обязательны для всех без исключения лиц, подчинённых этому индивидуальному капиталу.

В отличие от капитала, финансовый капитал изначально есть высшая тотальная власть над всем процессом общественного воспроизводства человечества в целом и во всех его частях. Выше институциональной власти финансового капитала на Земле при данных общественных условиях нет никакой другой институциональной власти (всякая публичная власть, как и всякая корпоративная власть, — власть институциональная).

Всякая власть осуществляет распределение и перераспределение исключительно и только посредством распоряжений (приказов), и никак иначе, неисполнение которых карается неотвратимо и насильственно (посредством угрозы силой и/или посредством прямого применения силы физической и институциональной, в том числе и силы закона, а не только силы духовной — материальной силы идеологии, овладевшей массами).

Власть капитала была неотъемлемой предпосылкой, условием и органическим моментом также и в схеме процессирования капитала, но она участвовала в этой схеме не непосредственно, а опосредствованно. Таким опосредствованием участия власти капитала в схемах его процессирования были не только деньги и отношения меновой стоимости (цен) товаров, но и экспроприация большинства индивидов, вынужденных вследствие этого в абсолютной массе своей «продавать» капиталу исключительно и только свою способность к труду, либо умирать от голода.

Превращение всего общественного капитала в глобальный финансовый капитал есть всеобщая экспроприация всего человечества, кроме действительных членов глобальной интернациональной корпорации финансовых капиталистов, непосредственно персонифицирующих финансовый капитал.

Эта всеобщая экспроприация поставила всех представителей абсолютного большинства человечества в такие общественные условия воспроизводства самих себя, при которых они либо подчиняются власти глобального финансового капитала, либо агенты финансового капитала последовательно уничтожают их применением против них средств войны, террора, геноцида и т.п. И так будет происходить с ними, доколе они не подчинятся, либо не будут уничтожены, либо не экспроприируют своих экспроприаторов — ничего иного им уже не дано, и впредь дано не будет.

Таким образом, схема процессирования глобального финансового капитала есть не что иное, кроме как схема самовозрастания высшей институциональной власти глобального финансового капитала над всем процессом общественного воспроизводства человечества посредством тотального осуществления развитого товарного производства и тотального распределения всех товаров без исключения посредством симулякров денег и симулякров цен (финансово-распределительных рейтингов товаров).

Эта схема может быть выражена либо как ФК — Т … Т’ — ФК’, либо как Т + ФК’ — (Т + Т’ + Рс) … (Т῞ + Рс + Т-tТ) — ФК῞, где ФК — финансовый капитал. В этой схеме по существу, да и символически тоже (но не по «названию») гораздо более верно использовать вместо «ФК» иное обозначение, а именно «ИВ» — институциональная власть. Но об этом речь пойдёт уже в следующем авторском «конспекте».

(продолжение следует)

Василиев Владимир, 18-19 февраля 2020 года.

Первчиная публикация доступна по адресу: http://www.dal.by/news/178/20-02-20-1/

Оцените статью