Годовщина Олимпиада-80: какими были самые «чистые» московские Игры

Годовщина Олимпиада-80: какими были самые «чистые» московские Игры

Допинг-контроль на Олимпийских играх впервые провели в 1968 году в Мексике. С тех пор и до настоящего момента положительные допинг-пробы находили на каждой олимпиаде, кроме Олимпиады 1980 года, проходившей в Москве.

Спортсмены и бывший сотрудник КГБ рассказали журналистам медиапроекта https://ru.krymr.com/a/video-doping-i-podmena-prob-sportsmenov-na-olimpiade-80-v-moskve/30733170.html%20″ target=”_blank” rel=”nofollow”>«Настоящее время» о закулисье Олимпиады-80.

В эти дни 40 лет назад заканчивались последние приготовления к Летним Олимпийским играм в Москве. Соревнования проходили с 19 июля по 3 августа 1980 года и закончились триумфом советской команды. Первое место в командном зачёте Советскому Союзу обеспечил результат в 195 медалей, 80 из которых были золотыми.

Олимпиаду-80 в Москве называли самой «чистой»: допинг не нашли ни у одного атлета. Но спустя четыре десятилетия стало известно, что допинг-пробы подменивали многим спортсменам. Прямое отношение к этому имели органы госбезопасности.

 

К московской олимпиаде 1980 года в Советском союзе готовились не только в спортивных комитетах, но и на Лубянке.

 

За три года до Олимпиады, в 1977 году, здесь был создан 11 отдел 5 Управления КГБ.

Формально задачей отдела было осуществление мероприятий по срыву подрывных акций противника и враждебных элементов в период подготовки и проведения олимпиады.

Но на самом деле сотрудники отдела работали, в том числе, в московской анти-допинговой лаборатории.

Аккредитацию Олимпийского комитета она получила всего за две недели до соревнований, которые закончились триумфом советской команды: 195 медалей, 80 из которых золотые и, как итог, первое место в общекомандном зачёте.

 

 

Годовщина Олимпиада-80: какими были самые «чистые» московские Игры

 

 

Фото: https://ru.krymr.com/a/video-doping-i-podmena-prob-sportsmenov-na-olimpiade-80-v-moskve/30733170.html

«Мочу они подменяли всю, поголовно, у всех спортсменов, не только у наших», – говорит Константин Волков, который выиграл на Олимпиаде-80 серебро в прыжках с шестом. Сейчас он живёт заграницей.

«Допинг-контроль был. Там были наши сотрудники, с погонами, видимо. Почему я это говорю: когда я пришёл сдавать мочу, баночку отдаю, а он мне говорит – это всё выкидываем, вот твоя моча, и достал откуда-то из носка, вот эту и сдавай. Я говорю, а у меня ничего нет, мне не страшно, а он мне – а нам случайности не нужны, иди, эту сдавай. Я говорю: а так у всех? Он говорит: «Конечно». У моих соперников? Он говорит, да, у всех одинаково, без исключения, ни у кого тут ничего не будет», – рассказал «Настоящему времени» Константин Волков.

 

 

Годовщина Олимпиада-80: какими были самые «чистые» московские Игры

 

 

Фото: https://ru.krymr.com/a/video-doping-i-podmena-prob-sportsmenov-na-olimpiade-80-v-moskve/30733170.html

Владимир Попов, бывший подполковник КГБ, уехал из России в Канаду в начале 1990-ых.

Корреспондент «Настоящего времени» отметил, что после отравления Александра Литвиненко и Сергея Скрипаля он опасается говорить в России даже с журналистами. И поэтому, о том, как его коллеги на олимпиаде в Москве занимались подменой допинговых проб, Попов рассказал пражской редакции телеканала.

«У меня в период московской олимпиады были совсем иные задачи. Я работал со спортивными журналистами. А два моих коллеги, Борис Пакин и Борис Воробьёв, были аккредитованы непосредственно в допинговом центре Олимпиады-80. Они заполняли ёмкости, которые были, якобы, спортсменов. Естественно, у них допинга не было и пробы были чистые. Вот таким образом. А менялось чисто механически. К примеру, если это проба какая-то действительно была отобрана у спортсменов, с тем, чтобы гарантировать, что там ничего не будет, просто подменялись пробы на заведомо чистые», – сообщил Владимир Попов.

 

«До подмены пробы в ночное время суток чистая моча спортсмена изымалась из банка мочи центра управления ФСБ. Затем пробы оказывались в рабочем помещении, где они размораживались, после чего корректировалась удельная плотность проб и осуществлялась подмена. Ночью образцы передавались через отверстия, описанные как «мышиная нора», с охраняемой территории в прилегающее рабочее помещение.

Сотрудник ФСБ забирал бутылочки с пробами «Б» и возвращал открытыми, без крышек. «Грязная» моча из проб «А» и «Б» утилизировалась, и заменялась собственной, «чистой» мочой спортсмена, бутылочки передавались обратно через «мышиную нору»», – по словам корреспондента «Настоящего времени», это цитата не про московскую олимпиаду 1980 года. Это описание способа подмены допинг-проб на триумфальных – уже для России – Олимпийских Играх в Сочи, прошедших через 34 года после Игр в Москве.

Корреспондент «Настоящего времени» Иван Гребенюк поинтересовался у бывшего подполковника КГБ Владимира Попова, похоже ли описание из докладов МакЛарена на то, что происходило в Москве-80?

«Это копия, так сказать, повторение, ремейк, скажем так, того, что было в 80-ом году. Это просто опыт тех лет был использован на сочинской олимпиаде», – ответил Попов.

 

«На Зимних Олимпийских Играх в Сочи впервые был применён механизм подмены проб российских спортсменов, который гарантировал отсутствие ошибок. Защищённый спортсмен, который с большой долей вероятности мог выиграть медаль, мог беспрепятственно принимать допинг.

Такие спортсмены принимали допинг до и, вероятно, во время Олимпийских игр, поскольку могли рассчитывать, что «грязные» образцы будут подменены в сочинской лаборатории».

В докладе по итогам Олимпиады в Сочи указано, что о подмене допинг-проб знали министр спорта России Виталий Мутко и его заместитель Юрий Нагорных.

 

 

Годовщина Олимпиада-80: какими были самые «чистые» московские Игры

 

 

Фото: ok.ru

Бывший подполковник КГБ Владимир Попов в интервью для «Настоящего времени» вспоминает, что в СССР во время Московских Игр не было Министерства спорта, но был Государственный комитет.

«Программа подобная принималась на уровне руководителей Госкомспорта СССР. И действовала она, естественно, не для всех спортсменов. А для тех спортсменов, членов сборной команды по различным видам спорта, которые представляли, по мнению тренера, в наибольшей степени перспективу того, что могут достичь высоких результатов, побеждать на крупных международных соревнованиях.

В отношении таких спортсменов принималась эта специальная программа. И под строгим контролем управления медико-биологического обеспечения, которое было в структуре Госкомспорта СССР, и конкретного врача сборной команды конкретного вида спорта эта программа осуществлялась», – отметил Попов.

 

Константин Волков в 1980-ом году как раз был претендентом на олимпийское золото. За полгода до Игр в Москве Волков выиграл золото Чемпионата Европы.

«…Предлагали анаболические стероиды. Вызывали меня с тренером, с отцом, говорили, вот, значит, надо проводить программу специальных препаратов и так далее, для того, чтобы золотую медаль завоевать. Это было. Но мы отказались. Потому что, во-первых, мы не знали, как с шестом (после этого) работать, ведь есть определённая техника и было неизвестно, как это на ней отразится и на твоих результатах.

Мы отказались. Нам сказали, хорошо, под вашу ответственность – если будет провал, значит, будете отвечать за свои действия. Поэтому, врачи сборной и старший тренер – все были в курсе. Программа была государственная», – рассказал Волков.

 

Допинг-контроль на Олимпийских играх впервые провели в 1968 году в Мексике. С тех пор и до настоящего момента положительные допинг-пробы находили на каждой олимпиаде, кроме Олимпиады 1980 года в Москве.

Анаболические стероиды Олимпийский комитет запретил в 1975 году, через год на олимпиаде в Монреале за анаболики было дисквалифицировано сразу 12 атлетов, но через четыре года на Олимпиаде в Москве – ни одной допинговой дисквалификации не было.

«Ну, очевидно, спортсменам из других стран, руководство растолковало, что будет довольно тщательная проверка, поэтому и не обнаружили ни одного случая. Этого просто не было», – считает Виктор Кровопусков, четырёхкратный олимпийский чемпион по фехтованию, который две золотые медали завоевал как раз в 1980 году в Москве.

 

Но в советской сборной спортсмены могли и не знать о том, какие именно таблетки им дают, считает бывший подполковник КГБ Владимир Попов.

«Врач сборной команды по хоккею Борис Сапроненков говорил спортсменам, что это «витаминчики». Я был тому свидетелем, пребывая здесь, в Канаде, ещё в советские времена, в составе сборной, когда были игры на кубок Стэнли. Они полагали, что это «витаминчики». На тот момент это были анаболические стероиды.

И я думаю, большая часть спортсменов в действительности не знала, что именно они употребляют. Просто им объяснялось, что это необходимая фармакологическая поддержка», – отметил Владимир Попов.

 

 

Годовщина Олимпиада-80: какими были самые «чистые» московские Игры

 

Исраил Арсамаков – ещё один спортсмен из 1980-ых, выиграл золото в Сеуле в 1988 году, а в 1990-ые был главой российской Федерации тяжёлой атлетики. Он говорит, что допинг в советской команде был настолько распространён, что спортсмены даже умудрялись им торговать.

«У нас метандростенолол стоил 2 рубля 2 копейки, 100 таблеток, а там – минимум от 10-15 долларов. В 1984 году, после этой «Дружбы-84», в Канаде был чемпионат мира среди супертяжеловесов. И поехала наша команда туда. Сейчас этого просто не помнят почему-то, а там же был скандал. Поехали наши Курлович, Тараненко, Писаренко…

И у них, у всех, эти анаболики были, они на продажу их везли, но их на границе хлопнули. И дисквалификация была. И скандал был мощный. Это всё было. Всё это было известно. Потому что денег не было», – рассказал Арсамаков.

«Но вопрос-то в чём? Мы как будто не понимаем, говорим – американцы «кушают», австралийцы… Да. Но когда их ловят – это не является их государственной ситуацией. А у нас она является именно вот… Это всё происходит на самом высшем уровне, понимаете? Ты приходишь в сборную, а там уже всё готово», – отметил Исраил Арсамаков.

 

«Но это относится не только к советским спортсменам, не только к российским, потому что допинг, к сожалению, в спорте довольно широко применяется. Но что касается Советского Союза и нынешней России – это была государственная программа», – заявил экс=сотрудник КГБ Владимир Попов.

 

Из-за допинговых скандалов последних лет российских легкоатлетов не допускают на соревнования даже под нейтральным флагом.

«Нет возможности выступать сейчас ни в каком качестве. Ни за Россию, ни в нейтральном качестве на Международных соревнованиях. Потому что таково отношение… Так наша федерация легкоатлетическая работает… Она была отстранена», – отметил Константин Волков.

 

О существовании государственной допинг-программы в современной России в 2016 году рассказал Григорий Родченков, бывший директор московской анти-допинговой лаборатории, созданной как раз к Олимпиаде 1980 года.

Та олимпиада так и останется самой чистой в истории. Потому что спустя 40 лет о допинге на тех Играх говорят только те, кто уже уехал из России, а допинг-пробы спортсменов с той олимпиады уже невозможно проверить.

Журналисты «Настоящего времени» направили просьбы прокомментировать слова Владимира Попова и Константина Волкова в Олимпийский комитет и Министерство спорта России. В Олимпийском комитете давать им комментарий отказались, а в Министерстве спорта к моменту монтажа материала на запрос так и не отреагировали.

Оцените статью