Белоруссия нащупала самую болезненную точку Литвы

Белоруссия нащупала самую болезненную точку Литвы

К чудовищным преступлениям нацистов на территории Белоруссии во время Великой Отечественной может быть причастен не кто иной, как бывший президент Литвы Валдас Адамкус. По крайней мере, так полагают в белорусской прокуратуре – и ожидают Адамкуса на допрос. На каких основаниях возникли подобные подозрения и с чем связана резкая реакция Литвы на происходящее?

Современная Литва является одним из главных врагов современной Белоруссии. Вильнюс открыто поддерживал белорусскую несистемную оппозицию, пытавшуюся свергнуть президента Александра Лукашенко, и всячески лоббирует на уровне ЕС все новые антибелорусские санкции. Минск контратакует всеми доступными ему способами – вывод из Литвы белорусского транзита, аресты и уголовные дела, заводимые против польско-литовских марионеток.

Вспоминая «минского мясника»

А недавно белорусы решили отряхнуть пыль с уголовных дел почти восьмидесятилетней давности. Первым о намерении Минска добиваться официального признания истребления белорусов нацистами геноцидом сообщил генеральный прокурор страны Андрей Швед. По его словам, «предварительно можно сделать предположение, что официальные данные о количестве уничтоженного мирного населения будут значительно выше». Швед добавил: «Сегодня мы располагаем данными о сотнях ранее неизвестных мест массового уничтожения населения, либо о малоизученных».

 

Сразу же вслед за тем белорусы обратились уже в Генпрокуратуру Литвы. Минск попросил у литовцев правовой помощи по данному делу о признании геноцида – причем в качестве возможного свидетеля по нему был назван никто иной, как экс-председатель Литовской Республики Валдас Адамкус.

В Вильнюсе на это известие откликнулись молниеносно. «В последнее время заявления представителей белорусского режима уже не удивляют. Жалкая попытка исказить и политизировать болезненные вопросы истории, как и заявление о попытке организовать перевороты и тому подобное, хотят отвлечь внимание от нарушений прав человека в эти дни в Белоруссии, избежать ответственности за ухудшение двусторонних литовско-белорусских отношений, оправдать собственные решения во внутренней политике в тоталитарном духе», – отметили в Министерстве иностранных дел Литвы.

Почему же литовцы отреагировали столь болезненно? Такая реакция с их стороны отнюдь не случайна.

 

В годы войны территория нынешней Литовской Республики стала ареной для массовых зверств. Всего в период нацистской оккупации в Литве было уничтожено 190 тысяч местных евреев, и около 15 тысяч – привезенных или бежавших из других стран. При этом, простые литовцы в порывах «народного энтузиазма» сразу же после отступления советских войск начали с лютой жесткостью уничтожать своих еврейских соседей – а прибывшим немцам оставалось лишь перевести этот процесс в более упорядоченное русло. Немецкие нацисты составили из особо рьяных литовских убийц особый отряд полицаев – и отправили его «наводить порядок» в соседней Белоруссии.

Возглавил этот отряд майор Антанас Импулявичус, вошедший в историю под прозвищем «минский мясник». За время своей службы нацистам Импулявичюс дал добро на расстрел более чем 46 тысяч человек. Из них около 9 тысяч были советскими военнопленными, а остальные, главным образом – евреями, партизанами, подпольщиками. После войны, кстати, «минский мясник» благополучно укрылся в США, где в 1970-м и умер в Филадельфии. Советский Союз пытался получить его для суда, но так и не добился от США выдачи Импулявичюса.

Что ж, это обычная история – на территории Америки осели и мирно дожили свой век многие нацистские преступники. Еще хорошо, по крайней мере, что в современной Литве Импулявичюса не пытались «канонизировать». А вот нацистские коллаборационисты Йонас Норейка и Казис Шкирпа (тоже умерший в 1979-м в США), имевшие прямое отношение к организации холокоста, в постсоветской Литве стали считаться «национальными героями».

Свидетельство из ада

Сохранились кошмарные свидетельства того, как литовские «герои» зверствовали в Белоруссии – и это чтение не для слабонервных. Литовский портал Delfi опубликовал отрывок из книги писательницы Руты Ванагайте, посвященной Холокосту – рассказ Юозаса Алексинаса, уничтожавшего евреев в Белоруссии под началом Импулявичюса. Бывший участник расстрельной команды вспоминает, что он, в конечном итоге, дезертировал из карательного батальона. «Не хотел воевать за немцев. Немец уже не был настоящим приятелем, мы для них являлись только орудием. Хотя они нами не командовали, только ездили с нами. Мы не понимали их языка, поэтому нами командовали наши офицеры. Гегявичюс – командующий отрядом, Плунге – командующий ротой. Из тех офицеров, которых я видел, только Гегявичюс хорошо знал немецкий, именно он всегда с немцами поддерживал контакты. Передавал нам приказы, которые те отдавали. Мы жили в Минске не в казармах, а отдельно небольшими группами, в комнатках», – откровенничает каратель.

После бегства нацистов из Литвы Алексинас неплохо устроился и в СССР: работал профсоюзным секретарем. В советское время существовала традиция замалчивать и смотреть сквозь пальцы на преступления, совершённые представителями «братских народов». Впрочем, конечно, при СССР Алексинас отнюдь не афишировал тот факт, что до своего дезертирства успел натворить кровавых дел. А уже на старости лет бывший палач откровенно вспоминал, что их батальон возили по всей Белоруссии и они занимались расстрелами евреев и прочих обреченных практически повсеместно.

 

 

Алексинас затруднился сказать Ванагайте, сколько таких расстрелов он видел собственными глазами. «Сгоняли в яму, заставляли лечь, и мы расстреливали их, лежачих. Один ряд проходит, тогда сверху залезает второй, на него следующий. В конце засыпали хлорной известью. Кто их потом закапывал, не знаю. Мы расстреливали и уезжали. Нам выдавали только русские ружья и патроны. В их числе были разрывные пули и горящие пули. Бывало, загорается одежда, одних гонят, а одежда уже горит, такой удушливый запах горящего тела. Противно. Не могу вам объяснить, это надо видеть», – жаловался убийца.

Алексинас не скрыл, что после того, как обреченных людей пригоняли на место казни, они должны были ложиться на горящие трупы. «Да. Ложились, и все. Шли, не сопротивляясь. Не было такого, чтобы остановились на краю ямы: не пойду… Раздевались, забирались и ложились». По его словам, целиться требовалось «обычно в грудь, или в затылок – но, бывало, разрывные быстро вскрывали голову при попадании в затылок». Бывший каратель не смог припомнить, сколько за время одной акции расстреливали. «А черт их знает – сколько пригоняли, столько расстреливали. Не закончив, не уезжали. Назад эту группу уже не везли. Никто не сообщал, сколько, пригоняют тысячу или две, или сто, или еще сколько-то. Идут как агнцы какие, никакого сопротивления. Несли детей маленьких, других за руку вели. Всех уничтожали», – отмечает военный преступник.

По его словам, если мать или отец держали ребенка на руках, то они ложились в яму вместе с ним. И тут перед убийцами вставала дилемма, которую они успешно для себя решили. «В таком случае, сначала стреляешь в отца. Ребенок ведь ничего не чувствует. Сами подумайте: как чувствует себя отец, если рядом с ним ребенка застрелят? Не из автомата ведь стреляешь, одна пуля в отца, другая уже в ребенка», – рассказывает «гуманный» убийца.

Алексинас пожаловался на то, что каратели постоянно пребывали в угнетённом настроении – что немудрено. «Становится человек таким автоматом. Делаешь, сам не знаешь что. Жутко… Немцы стреляли редко, обычно фотографировали… Я больше никого не виню, только Бога, если он есть, почему позволяет убивать безвинных людей. И тогда я так же думал», – заключает пособник нацистов.

Щекотливые связи

И лишь относительно недавно стало известно, что прямое отношение к грязному убийце Импулявичюсу имел никто иной, как бывший президент Литвы Валдас Адамкус. Ныне здравствующий Адамкус родился 3 ноября 1926 года, еще юношей вступил в антисоветский Союз борцов за свободу Литвы. Одной из первых внимание прессы на связь Адамкуса с Импулявичюсом обратила бывшая малолетняя узница гетто в Минске Цвия Кацнельсон. «Много лет назад мне в руки попали мемуары президента Литвы Валдаса Адамкуса. Естественно, было любопытно узнать, что американец с литовскими корнями пишет о судьбах евреев Каунаса, в котором он жил до лета 1944 года. Например, об известной всему цивилизованному миру публичной казни ковенских евреев на территории гаража компании “Летукис”», – констатирует Цвия Кацнельсон. 

Действительно, сохранились свидетельства о том, как 27 июня 1941 года литовцы забивали насмерть ломами каунасских евреев в центральном гараже компании Lietuvos ukis (сокращенно  Lietukis, Летукис). Но Канцельсон так ничего и не прочитала в воспоминаниях бывшего президента о трагедии литовских евреев. Зато она узнала, что осенью 1944 года юный Валдас Адамкус (тогда ещё Адамкявичюс) добровольно начал служить под началом Антанаса Импулявичюса и даже являлся его порученцем. «Адамкус не мог не знать правды об Импулявичюсе, об убийствах евреев в Литве и конкретно в Каунасе», – рассуждает бывшая узница минского гетто. 

В своих мемуарах Адамкус откровенно признает, что осенью 1944 года он мог выбрать любое место службы и должность. Но предпочел именно батальон, которым командовал Импулявичюс. О том же, что майор был классическим садистом и живодёром с руками по локоть в крови, в книге ничего не написано.

 

Под конец войны Адамкус отступил с немцами на территорию Германии, а после окончания боевых действий перебрался в США. Там он сделал карьеру – одно время служил в армейской разведке, позже получил специальность инженера. Руководил научно-исследовательским центром федерального Агентства окружающей среды США, являлся членом Республиканской партии. С 1972-го регулярно бывал, с разрешения советской власти, на родине, налаживал экологическое сотрудничество. Потом, уже на старости лет, пошел на крутое «повышение»…

В ту пору американцы усердно насаждали свои проверенные кадры в руководство стран Восточной Европы, перешедших под геополитический вассалитет США. Одним из подобных назначенцев и стал Валдас Адамкус. Он становился президентом Литвы аж дважды. Впервые – в 1998 году, когда литовцы дисциплинированно проголосовали за приехавшего из США Адамкуса в наивной надежде, что этот «американец» обеспечит благодаря своим связям процветание родины. Вторично – в 2004-м, когда «проверенный кадр» Адамкус сменил досрочно сброшенного с президентского поста бунтаря Роландаса Паксаса. Дело в том, что Паксас, выбранный президентом в 2003-м, пытался вести независимую от Вашингтона политику, чем вызвал сильнейшее недовольство США. Неугодному президенту быстро организовали импичмент, а на смену ему вновь призвали безотказного Адамкуса. И тот «рулил» Литвой до 2009 года, после чего сдал бразды правления Дале Грибаускайте.

В нынешней Литве Валдас Адамкус считается иконой «борьбы за независимость» и антисоветского сопротивления. Желание Минска видеть 94-летнего старца свидетелем по делу о признании геноцида белорусов свидетелем ставит Адамкуса в щекотливое положение – в подобного рода процессах вполне возможно из свидетелей переквалифицироваться в обвиняемые. Кто знает, что могут накопать на экс-президента в литовской прокуратуре…

2 июня член комитета Госдумы России по международным делам Елена Панина заявила: «Формирование, где служил Адамкус – это не просто националисты, так называемые лесные братья, это литовский аналог дивизии СС “Галичина”, в которое шли служить идейные сторонники нацистов». Есть отчего нервничать и самому Валдасу Адамкусу, и всей литовской элите.

Оцените статью