Американцы что-то замышляют против России — важно их не спугнуть

61
13
6

Американцы что-то замышляют против России — важно их не спугнуть

Европейское турне Байдена закончится встречей с Путиным, и на пути к ней президент США хочет «накачать мускулы», то есть провести встречи с союзниками.

Целая череда саммитов — от НАТО до ЕС — но центральным событием, естественно, является саммит «Большой семерки» на британском курорте Карбас-Бей. Начавшаяся в пятницу встреча продлится беспрецедентно долго (для последних лет): целых три дня. Давно не виделись? Конечно. Последний раз западные лидеры собирались почти два года назад во французском Биаррице. С тех пор мир изменился так сильно, как он не менялся, пожалуй, с начала 1990-х, то есть с момента краха СССР, — причем, как и тогда, последствия перелома будут долгоиграющими. На заседании «Семерки» хотят обсудить — и осудить — Россию. Но поможет ли это Байдену — даже не на встрече с Путиным, а стратегически?

«Большая семерка» как формат пребывает в глубоком кризисе: она возродилась в 2014-м, после распада включавшей Россию «Восьмерки». Исключившие (или приостановившие, по их словам) Россию западные страны с тех пор не раз намекали на возможность возвращения нашей страны в «клуб мировых держав» — если Москва изменит свое поведение. Или даже без этого. Например, Дональд Трамп все годы своего президентства спрашивал своих коллег по «Семерке»: «А где же Путин?

Что же мы обсуждаем Россию без России?»

 

Трамп не раз предлагал позвать российского президента на встречи, но каждый раз сталкивался с протестом британцев и канадцев, да и Меркель не горела желанием вернуть Путина в клуб. И это при том факте, что Россия изначально давала понять: она не собирается восстанавливать формат «Большой восьмерки», нам хватает «Большой двадцатки». А если «Семерка» хочет возобновить общение с Россией — милости просим к нам в гости, ведь именно в России должен был пройти саммит «Восьмерки» в 2014-м.

Пустые разговоры ни к чему не привели, хотя в 2020-м Трамп был более чем серьезно настроен позвать Путина. Пользуясь тем, что саммит должен был проходить в США, Трамп хотел пригласить российского президента в качестве специального гостя — их список определяет хозяин встречи. Российский президент не отвечал на неофициальное приглашение — отношения двух стран были уже настолько плохими, что шансов на подобную поездку практически не было, хотя сама идея провести в США на полях «Семерки» отдельную встречу ее участников с Путиным полностью Москвой не отвергалась. Однако коронавирус решил проблему единства Запада. Саммит «Семерки» просто не состоялся — даже попытки его переноса на более позднее время не помогли. После того как Ангела Меркель отказалась приезжать в США из-за карантина, о встрече пришлось забыть.

А там и Трампа из Белого дома выпихнули — и теперь в «Семерке» одни единомышленники? Так хочет представить дело Джо Байден: ведь написал же он, что встреча с Путиным в Женеве «произойдет после дискуссий на высоком уровне с друзьями, партнерами и союзниками, которые смотрят на мир в том же ключе, что и Соединенные Штаты, и с кем мы возобновили связи и поставили общие цели». И вообще: «мы едины в ответе на вызовы со стороны России в отношении европейской безопасности, начиная с ее агрессии на Украине. Не будет никаких сомнений в решимости Соединенных Штатов защищать наши демократические ценности, которые мы не можем отделять от наших интересов».

То есть Запад занимает единую позицию в отношении России? Да и Китая — ведь в воскресенье лидеры «Семерки» обсудят «безответственное и дестабилизирующее поведение России» и Китай. Штатам очень нужен единый фронт с европейцами против Москвы и Пекина, и хотя сами европейцы не горят желанием подносить снаряды в чужой войне, но вынуждены играть в предлагаемых обстоятельствах. Все ради сплоченности, к которой призывает их Байден. И вот что отвечает глава немецкого МИД Хайко Маас, приветствующий «возвращение США на международную сцену»:

«Если мы мужественно воспользуемся велением времени, будем действовать единодушно и действенно, то докажем устойчивость нашей открытой экономической и общественной модели, в том числе по отношению к Пекину и Москве… Возможность добиться этого в решающей мере зависит от европейцев… Лишь солидарная во внутренней и дееспособная во внешней политике Европа сможет получить необходимый вес в глобальном масштабе».

То есть если Европа хочет стать серьезным мировым игроком, она должна быть едина в своей внешней политике? Тут нечего возразить, но дальше возникает вопрос, какой будет эта внешняя политика? Отвечающей интересам Европы — или обслуживающей интересы англосаксов, атлантистов, то есть тех, кто делает ставку на сдерживание Китая и России через сплочение вокруг себя всех, кого удастся запугать китайской и русской угрозами?

Европе придется дать ответ, иначе «Семерку» снова попытаются превратить в «гегемона и его шестерку». Причем место Европы в ней будет даже меньше нынешнего. Потому что англосаксы хотят преобразовать «семерку» в «десятку» — об этом давно уже говорил Борис Джонсон. На нынешнем саммите в качестве специальных гостей будут руководители Индии, Австралии, Южной Кореи и ЮАР (всех, кроме последней, звали и в прошлом году — а все, кроме Южной Кореи, были на саммите в Биаррице в 2019-м — но тогда они были разбавлены другими гостями).

Вот и образ будущей «Десятки», а то и G-11?

Только в теории — потому что на практике построить в одну линию даже страны «Семерки» англосаксам (США и Великобритании) уже не под силу. Свои интересы у Японии (в том числе и на российском направлении), не утратила относительную геополитическую автономию Франция, особняком стоит Италия (и по российскому, и по китайскому вопросам), да и германский проект евроинтеграции все больше будет входить в противоречие с атлантическими интересами.

Да, есть принадлежащая к англосаксонскому миру Канада, можно добавить такую же Австралию. Тогда все ядро англосаксов будет собрано в одном формате — но зачем это остальным участникам клуба? Да и Япония вряд ли будет довольна присоединением к клубу Южной Кореи. А уж Индия и вовсе станет там чужой: в отличие от всех остальных участников формата, она не является ни военным союзником Штатов, ни зависимой от них в военном плане страной. Не говоря уже о том, что усиливающаяся антикитайская и антироссийская ориентация атлантистов вовсе не близка Дели, — Запад может отчасти использовать его беспокойство перед китайской мощью, но записываться в лагерь сдерживающих Китай стран Индия не станет.

Даже не слишком самостоятельная Австралия, активно подписавшаяся на сдерживание Китая, уже жалеет об этом (выискивая варианты смягчить американо-китайское противостояние), ну а для Индии, входящей вместе с Россией и Китаем в ШОС и БРИКС, ориентация на Запад и вовсе неприемлема.

США и Великобритания могут подписать новую «Атлантическую хартию» (о сплочении «демократических стран» для противостояния угрозам со стороны автократических режимов, то есть России и Китая), но они не могут выстроить на этой основе широкую коалицию. Идея «союза демократий», которую вынашивал Байден еще до победы на выборах, не просто нежизнеспособна — она контрпродуктивна для самих США и англосаксонского мира. Попытка сплотить союзников уже не только на антироссийской, но и на антикитайской платформе (то есть демонстративно вести себя с ними не как с партнерами, а как с вассалами) приведет лишь к росту противоречий внутри западного лагеря, углубит расхождения между атлантистами и остальным миром, обнажит стратегическое одиночество англосаксов.

И если Штаты выбирают такой геополитический курс — не в интересах России убеждать их в его ошибочности. Наоборот, нужно не мешать Байдену идти вперед по этой лестнице, ведущей в тупик.

Если верить журналу Time, Байдена готовят к встрече в Женеве в жестком стиле — цель США на саммите состоит в том, чтобы Путин ушел со встречи со словами: «Американцы что-то замышляют против нас». Да, действительно замышляют, и мы даже знаем, что именно, — главное, теперь не спугнуть их.

Оцените статью